Русская живопись второй половины XIX века. Обзор. Часть 4.

С этими произведениями Репина и Ярошенко перекликаются картины В. Маковского: «Вечеринка» (1875—1897), переносящая нас в обстановку тех лет, в среду передовой, демократической интеллигенции, «Узник» (1882), «Допрос революционерки» (1904).
Но не только представители революционной интеллигенции привлекали к себе внимание передвижников. Художники-демократы стремились найти, выявить, запечатлеть активное начало в самом народе и потому не раз обращались к образам, выхваченным из самой народной среды, овеянным духом свободолюбия и протеста. Фигуры бунтарей, народных мстителей предстают перед нами в «этюдах» народных типов, примером которых может служить хотя бы портрет мужика в простреленной шапке И. Н. Крамского («Полесовщик», 1874). Выразительно писал о нем сам художник: «...Из таких людей в трудные минуты набирают свои шайки Стеньки Разины, Пугачевы, а в обыкновенное время они действуют в одиночку, где и как придется, но никогда не мирятся». Этому «непримиримому» полесовщику близок «Крючник» К. А. Савицкого (1884) — вольнолюбивый великан с открытым и дерзким взглядом; таков и репинский «Мужичок из робких» (1877), чей взгляд исподлобья выдает готовые вырваться наружу озлобление и ненависть к угнетателям, лишь до поры до времени скрытые под внешним обличьем смирения и робости...
Эти «этюды», как их скромно именовали сами авторы, в действительности были настоящими, глубоко содержательными портретами. В них проявился свойственный всей русской портретной живописи гуманизм, неподдельный интерес к человеку, к его внутреннему миру. Традиция крестьянского психологического портрета, прочно укоренившаяся в искусстве передвижников, лишний раз свидетельствует о демократизме и народности русской реалистической живописи.
Реализм в русской живописи раньше всего утвердился именно в портрете. Еще в XVIII и в первой половине XIX века достижения русского портрета выдвинули его в ряд художественных явлений мирового значения. Художники второй половины XIX века — Н. Н. Ге, Н. А. Ярошенко, особенно В. Г. Перов, И. Н. Крамской и И. Е. Репин, а после них В. А. Серов — подняли искусство портрета на новую, непревзойденную высоту.
Когда рассматриваешь громадную портретную галерею, созданную передвижниками, не перестаешь удивляться ее богатству и разнообразию. В ней нашли себе место представители всех кругов русского общества. С особой любовью и пристальным интересом передвижники писали прежде всего тех, кто был им наиболее близок и дорог — народных заступников, деятелей передовой русской культуры. Большое патриотическое дело совершили они, увековечив в своих портретах выдающихся наших писателей, мыслителей, музыкантов, ученых...
В передвижническом портрете раскрывается весь человек в неповторимом своеобразии своей внешности, во всей сложности духовного облика. Психологизм, интерес к внутреннему миру человека, к его сложнейшим душевным переживаниям — ценнейшая особенность портретной живописи передвижников. Жизненность их портретов и предельная убедительность характеристик основывались на пристальном изучении личности портретируемого и правильной оценке его общественной роли. Каждый портрет Репина, Крамского или Перова — это глубокая картина, раскрывающая образ не только данного человека, но и целой эпохи. Передать же в портрете общественное значение человека — важнейшая, но и исключительно трудная художественная задача. Вот эту-то социальную, общественную характеристику человека и удавалось блестяще раскрывать передвижникам в их лучших портретных работах.
Таков, например, портрет Ф. М. Достоевского кисти В. Г. Перова (1872). Перед нами не только жизненно правдивый и чрезвычайно схожий портрет знаменитого писателя, человека большого ума и чуткой совести, но и тип писателя-демократа тех лет, раскрытый с исключительной глубиной. Психологизм и типичность, с такой силой проявившиеся здесь, присущи всем лучшим портретам Перова — драматурга А. Н. Островского (1871), купца И. С. Камынина (1872), автопортрету художника (1870) и многим другим.
Не один десяток превосходных портретов исполнил за годы своей напряженной творческой деятельности И. Н. Крамской. Портретная живопись была истинным призванием Крамского как художника; он показал себя тонким знатоком человеческой души, бесподобным мастером психологического анализа. Лучшие деятели русской демократической культуры предстают перед нами на его полотнах носителями огромной творческой энергии, несгибаемой моральной силы. Поэт-гражданин, певец народа — так охарактеризован живописцем Некрасов («Некрасов в период «Последних песен», 1877). Прекрасен портрет художника И. И. Шишкина (1873), этот кряжистый человек как будто сам сродни тем могучим русским лесам, о которых так любовно рассказывали его картины. Портретируя Льва Толстого (1873), Крамской прочитал во взгляде великого писателя творческую сосредоточенность, железную волю и пронзительную силу критической мысли. Мыслителем-патриотом предстает на портрете Крамского М. Е. Салтыков-Щедрин (1879).
Одним из величайших портретистов всех времен был И. Е. Репин. В его портретном творчестве традиция русского реалистического портрета, воспринятая от Перова и Крамского, была развита и обогащена новыми достижениями. Об этом свидетельствует великое множество написанных им портретов. В них Репин, выступая во всеоружии великолепного мастерства, использует богатейший арсенал изобразительных средств: полнокровную, сочную живопись, безукоризненный рисунок, свободную композицию, в которой он так любит использовать мгновенный, остро подмеченный жест как средство характеристики человека. Репин изображает человека живым, мыслящим, действующим. Его портретам всегда присущи безупречное сходство, необыкновенная жизненность и многогранность.
Творческий диапазон Репина-портретиста громаден. В портрете П. А. Стрепетовой (1882) мы видим замечательную русскую актрису в порыве высокого творческого волнения. М. П. Мусоргский на репинском портрете (1881) — гениальный человек, чья судьба искалечена жестокой действительностью старой России; в его взгляде сквозь печать неизлечимой болезни светится живой огонь таланта, страстная жажда творчества. В портрете Льва Толстого (1887) перед нами образ великого писателя земли русской, образ мудреца и философа, судьи человеческих душ. Портрет дочери художника, известный под названием «Стрекоза» (1884),— радостный образ шаловливого детства. А знаменитый «Протодьякон» (1877) — ярчайший обличительный тип служителя церкви во всей его плотской, животной сущности. Более поздний огромный групповой портрет «Заседание Государственного совета» и превосходные этюды к нему (1901—1903) соединяют редкостную свободу кисти с предельной меткостью и остротой разоблачительных характеристик высших царских сановников.
Репинские портреты — одна из самых ярких страниц в истории русского реализма. На их примере особенно ясно видно, что в творчестве передвижников портрет — это всегда биография человека, рассказанная средствами живописи; это результат художественного постижения самых сокровенных глубин человеческой личности во всем неисчерпаемом богатстве ее индивидуальных и общественных характеристик, плод глубокого и многостороннего изучения русской жизни.
В эту же пору пришла к наивысшим своим достижениям и пейзажная живопись, призванная запечатлеть облик родной земли — ее поля и леса, озера и реки, всю ее неповторимо прекрасную природу. Картины русской природы в произведениях пейзажистов-передвижников отображают то поэтическое представление о красоте и богатстве земли русской, которое выработано самим народом и воплощено в его сказаниях и песнях.
Начала нашей реалистической пейзажной живописи восходят еще к работам художников первой половины XIX века: А. Г. Венецианов одним из первых запечатлел поэтический образ русской природы в пейзажных фонах некоторых своих картин. Но настоящего своего расцвета реалистический пейзаж достиг во второй половине XIX века, в творчестве передвижников.
Этапной вехой в его развитии принято считать картину А. К. Саврасова «Грачи прилетели» (1871). Чрезвычайно правдиво и искренне написано это скромное полотно, напоенное дыханием ранней весны, когда природа как бы пробуждается после долгого зимнего сна к новой деятельной и хлопотливой жизни. Как глубоко волнует, как бесконечно близко все это сердцу каждого русского человека! Недаром картина Саврасова до сих пор остается одним из самых популярных полотен русской школы.
Следом за Саврасовым выступила большая группа художников-пейзажистов; каждый из них внес что-то новое и свое в развитие русского пейзажа.
Чрезвычайно одаренным художником, истинным поэтом в живописи был Ф. А. Васильев. Одним из первых стал он изображать знакомые каждому уголки родной природы: проселочные дороги, размокшие от оттепели, тихие деревни с замшелыми избами, задумчивые волжские берега. В этих непритязательных, будничных мотивах он тонко улавливал настоящую высокую поэзию, очарование и прелесть русского пейзажа. Его картины — подлинные жемчужины живописи, так эмоционален, так гармоничен изобразительный язык художника. «Гениальным мальчиком» называл Васильева Репин.
Бодрой полнозвучной красочностью отличаются пейзажи А. И. Куин-джи. Этот художник был мастером эффектов освещения, которые он передавал с удивительной точностью, доходившей до полной иллюзии, поражавшей современников. Куинджи умел уловить блеск реки при луне, ослепительный свет солнца на омытых дождем стволах берез, последний луч заходящего солнца, горящий на беленых стенах украинских хат. Изумительные эффекты в передаче необычайных, праздничных состояний природы служили художнику средством выразить присущее ему радостное жизнеутверждающее восприятие мира, восхищение красотой и разнообразием родной природы.
Прекрасным, тонким пейзажистом был В. Д. Поленов. В золотой фонд русской живописи входят его пейзажи «Московский дворик» (1878), «Бабушкин сад» (1878), «Ранний снег» (1891) и другие, в которых художник с замечательным мастерством передает природу России, добиваясь выдающихся успехов в передаче солнечного освещения, воздуха, пространства. Полотна Поленова волнуют зрителя своим проникновенным лиризмом и ясным, светлым настроением.
Одно из первых мест в русской пейзажной живописи по праву занимает И. И. Шишкин — художник русского леса. С редкой в искусстве точностью и объективностью воспроизводил он дремучие чащи лесов, зеленую хвою вековых сосен и елей, трепетные листья папоротников, сухой валежник и мох у корявых древесных корней... Полотна Шишкина то величественны и монументальны, когда он живописует лес с вековыми соснами или дубами, охватывая как бы единым взглядом необъятные лесные массивы, то поражают филигранностью техники, когда он с тщательностью естествоиспытателя любовно воспроизводит на холсте пучок тончайших травинок или кустик полевых цветов. Шишкин — великий знаток жизни природы, ее сокровенных тайн и законов, ее мельчайших форм. В его искусстве исключительно сильно познавательное начало. В каждую из картин Шишкина вложено столько умения и знания, что стоящий перед нею зритель как будто находится перед лицом самой природы, его охватывает то же чувство I гордости за могучую силу прекрасной родины, которое водило кистью живописца. Шишкин был и остается одним из самых любимых народом художников.
Ту линию русской живописи, которая представлена именами Саврасова, Васильева и Поленова, — линию лирического пейзажа, так называемого пейзажа настроения, продолжил в своем творчестве И. И. Левитан. На полотнах Левитана русская природа живет вместе с человеком, она проникнута его чувствами и переживаниями: она то грустна, то радостна и солнечна, то вместе с человеком тоскует о его тяжкой доле. Углубляя идейную значимость пейзажа, Левитан иногда вносил в картины природы социальные мотивы. Такова знаменитая «Владимирка» (1892), настроение которой навеяно мыслью о тех лучших русских людях, которые прошли знаменитым Владимирским трактом в Сибирь на каторгу и в ссылку. Чувством щемящей боли веет от этого полотна. Часто встречаются в пейзажах Левитана образы русской деревни; это подчеркивает прочную идейную связь художника с основным направлением передвижнического искусства. Полотна Левитана полны глубокого лирического чувства, любви к родной природе, к русской земле. В них созданы художественно обобщенные образы русской природы. Недаром о каком-нибудь типично русском уголке природы часто говорят: левитановский мотив.
Предшественником и современником пейзажистов-передвижников был И. К. Айвазовский, посвятивший все свое творчество изображению морских просторов нашей родины. Марины Айвазовского ярки и романтичны. Легко преодолевая трудности, связанные с этой сложнейшей темой, он писал море во всех его состояниях — от зеркальной глади штиля до грозного зрелища разбушевавшейся стихии. Не раз воссоздавал он и картины морских сражений. Творчество Айвазовского занимает почетное место в развитии русского реалистического пейзажа, он был лучшим русским маринистом, певцом моря и военной славы русского флота.

Страницы: [1] [2] [3] [4] [5]



<<< Русская живопись второй половины XIX века. Обзор. Часть 3.

Русская живопись второй половины XIX века. Обзор. Часть 5. >>>

«««Русская живопись XVIII в»»»
«««Русская живопись начала XIX в»»»
«««Русская живопись конца XIX в»»»
«««Русская живопись XX в. Советская живопись.»»»

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи