На грубом сероватом шведском картоне

Пастель мы готовили сами из смеси сухих красок и мела. Писали на грубом сероватом шведском картоне. Рисунок на этом картоне получался очень приятный, бархатистый, в слегка беловатых тонах. Как-то после больших похвал, очевидно, для поощрения, а может быть, желая помочь материально, Коровин предложил мне продать ему одну из моих работ.

Это меня краппе смутило, и, весьма польщенный подобным предложением, я в ответ предложил ему в знак моей любви принять рисунок от меня в подарок. Он никак не соглашался и продолжал твердить свое. Я вынужден был принять от своего первого покровителя первую в моей жизни десятирублевку. После этого с удовлетворением в голосе он сказал: «Теперь этот рисунок принадлежит мне».

Серов и Коровин были совершенно разными по характеру. Серов был неразговорчив, как принято говорить, молчальник. А Коровин очень любил говорить. Но противоречий между ними не возникало. Они словно дополняли один другого. Любили они и друг друга, и нас, студентов. Я работал у Серова и Коровина полтора года. Впоследствии, удовлетворяясь малым, а к этому я привык еще с детства, я стал жить свободной жизнью художника. Никакого постоянного источника доходов у меня не было. Все это время я был на попечении своего старшего брата Ованеса. К счастью, его дела складывались недурно.



<<< Давать ученикам практические советы

Работы, экспонированные на выставке >>>

<<<Оглавление>>>

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи
Звездные войны