Эпохи трепетный отстой

В своей автобиографической заметке, написанной для меня, она сообщила некоторые данные...

Ученица, верный друг и спутник Арутюна, она и сама человек яркий, художественно тонкий...

Конечно, прошлое не забывается. Вновь и вновь ловлю себя на том, что где-то в уголках глаз героев живописца нахожу иногда грусть, проступающее воспоминание о былом... А может быть, это уже самовнушение?

Может быть, все это просто потому, что я знаю биографию этого человека - отверженного мальчишки из приюта, напоминающего концлагерь, и превосходного живописца родной Армении?

Я познакомился с Геворгом Степановичем Григоряном в год, когда художник начинал выходить из многолетнего забвения.

В журнале «Мнатоби» появилась статья Ладо Гудиашвили, о нем, поговаривали о персональной выставке. Дело было в Тбилиси, и меня привели к живописцу кипучие и восторженные ребята из журнала «Литературная Грузия».

В Тбилиси я попал для того, чтобы познакомиться с живописью Нико Пиросманишвилн и Владимиром (Ладо)

Давидовичем Гудиашвили, - меня интересовала связь искусства, так сказать, фольклорного и искусства профессионального.

Не помню ни адреса, ни даже внешнего вида Григоряна того времени. Но помню, что познакомился и с его верной Дианой Несгеровной, кроткой, очень тихой и, как мне показалось, живущей в ожидании чего-то хорошего, которое должно произойти не через неделю, не завтра, а сейчас, немедленно!



<<< Галенц - законченный мастер

Своеобразие художника >>>

<<<Оглавление>>>

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи