Федор Павлович Решетников (1906-1988)

За мир!
За мир! (1950)

Есть картины, которые могут послужить темой литературного произведения.
Такова картина Ф. П. Решетникова «За мир!» Это произведение посвящено одной из самых острых проблем современности — борьбе за мир. Писатель, взявшийся за рассказ на сюжет картины художника, воссоздал бы страницы послевоенной забастовки французских докеров, отказавшихся грузить оружие для новой войны. Он рассказал бы о том, что мир на земле отстаивают не только взрослые, но и дети.
И, может быть, свой рассказ он начал бы с истории жизни маленького Этьена или Франсуа — современного Гавроша.
Прошло много лет с тех пор, когда на парижских баррикадах погиб маленький Гаврош, но он не умер, этот отчаянный и дерзкий, веселый и добрый мальчишка. Горящее сердце Гавроша озаряет путь к счастью, свободе и справедливости миллионам людей. Искорка сердца парижского гамена — в сердце Павлика Морозова и Сережи Тюленина, маленького кубинца или грека, жителя Хиросимы или Леопольдвиля.
Искорка сердца Гавроша и в сердце Франсуа. Может быть, его звали и не так, но он был сыном французского докера и потомком славного Гавроша. За свои десять или двенадцать лет жизни он видел много горя. Не огорчение от того, что сломалась любимая игрушка или ветер унес бумажного змея, а взрослое, большое горе — война, нужда, тяжелые и невозвратимые утраты...
И Франсуа стал старше своих десяти или двенадцати лет. Он узнал истинную цену войны и мира и встал рядом со взрослыми под развевающееся знамя с изображением голубя. Он отлично знал теперь, что голубь — это не просто красивая птица, предмет восхищения всех мальчишек, это символ мира. Поэтому и нарисовал белую голубку на стене дома его младший товарищ. А другой, чуть постарше, забравшись на спину приятеля, пишет большие буквы «Ра1х!». Малыш держит ведерко — в нем не песок для игры, а краска для лозунга, для призыва, для борьбы. Самому младшему из этой мальчишечьей компании очень страшно, но он полон мужества, этот малыш, и жест его, которым он протягивает свое ведерко, бесконечно трогателен и выразителен.
Франсуа старший в этой группе. Он весь внимание, весь напряжение. Недетски серьезны и проницательны его глаза, плотно сжат маленький рот. Вся фигура — олицетворение тревоги и напряженности. Эти ребята отлично понимают, что их занятие не невинные детские шалости, а серьезная политическая борьба, помощь, которую они оказывают своим отцам и старшим братьям, вышедшим на демонстрацию.
Демонстранты здесь же рядом, за углом на площади, где небо просвечивает сквозь пустые глазницы окон разрушенного еще во время войны огромного здания.
А в подворотне трусливые и злобные господа. «Скорее, разогнать, дубинкой их», — кажется, кричат они полицейскому.
Не сдобровать ребятам, если полицейские застанут их здесь, лозунги полицейские сотрут, но эти мальчишки будут писать их снова и снова до тех пор, пока не победит мир...
Дети — любимые герои картин Решетникова. Кто не знает его работ «Прибыл на каникулы» (1948), «Опять двойка» (1952).
В этих картинах другой мир, другие дети, другие радости и забавы. Все они: не по-детски серьезный французский мальчик из картины «За мир»; жизнерадостный и бравый суворовец, приехавший на каникулы в родной дом; маленький постреленок, незадачливый конькобежец, в который раз «схвативший» двойку в школе, — все это сверстники, но какие они разные, эти ребята!
За судьбами мальчишек — судьбы поколений, страницы сегодняшней жизни, волнующие и многозначительные!
Так в отдельной, будто невзначай выхваченной из жизни сценке художник умеет показать глубокий и серьезный смысл, умеет стать летописцем дней и событий, активным участником которых является он сам. Он рассказывает о советской действительности, о новом в укладе жизни и быта советских людей, о воспитании человека нового общества.
Решетников — художник тонкой наблюдательности, умеющий обобщить и выбрать главное, взять в жизни не частное и случайное, а общее, наиболее типическое и закономерное. Поэтому он и может вложить в жанровую сценку так много жизненных наблюдений, выводов и обобщений, поэтому каждая такая сценка — повод для размышлений, пища уму, сердцу и воображению зрителя.
Вполне понятна и закономерна и живописная манера жанровых полотен Решетникова, неторопливо повествовательная, внимательная к нужным деталям и подробностям, скромная и сдержанная по цветовой гамме. Здесь и продуманная, умело построенная композиция, и крепкая пластическая лепка форм, и бережное, уважительное отношение к натуре.
Говоря о жанровой картине, Решетников замечает: «Жанровую картину можно сравнить с коротким рассказом — та же конкретность сюжета, выпукло очерченные характеры, точность композиции. Художник захватывает зрителя, как писатель делает это с читателем... Картина дает лишь один конкретный момент из жизни героев. Все остальное дано домыслить самому зрителю...»
Собственными жанровыми картинами художник убедительно подтверждает это положение. Каждая из них могла бы послужить сюжетом для рассказа. Каждую из них можно рассматривать очень долго, думая о судьбах героев картины, о жизненных положениях и ситуациях. Воображение дорисует остальное, то, что художник в силу специфики своего искусства не мог показать на полотне.



<<< Владимир Александрович Серов (1910—1968)

Аркадий Александрович Рылов (1909—1996) >>>

«««Русская живопись XVIII в»»»
«««Русская живопись начала XIX в»»»
«««Русская живопись конца XIX в»»»
«««Русская живопись XX в. Советская живопись.»»»

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи