Аркадий Александрович Рылов (1909—1996)

Отдых после боя
Отдых после боя (1951)

В 1951 году на осенней выставке ленинградских художников зрители подолгу простаивали перед этой картиной. Улыбались, смеялись, обсуждали характеры героев, одобряли работу в целом и в деталях. Оценка была на редкость единодушной: «Необыкновенно хорошо. Просто. Душевно».
Действительно, картина Ю. М. Непринцева «Отдых после боя» оказалась замечательным произведением, правдивым и поэтичным рассказом о советских солдатах — тружениках войны.
«Как и почему я выбрал именно эту тему? Пожалуй, нельзя сказать, что я ее выбрал. Она родилась из самой жизни, из всего пережитого, перечувствованного, наблюденного мною за военные годы, из многих фронтовых встреч, из разных событий, свидетелем или участником которых я был», — вспоминает художник.
Для него, командира взвода на Ленинградском фронте в период Великой Отечественной войны, это было воспоминанием о товарищах по оружию. И оно обязательно должно было стать рассказом о красоте советского человека, без пышных фраз и громких слов вставшего на защиту Родины и выполнявшего свой долг в нелегких военных буднях.
Картина «Отдых после боя» принадлежит к тому жанру, который родила сама жизнь с ее сложностью и многообразием, — военно-бытовому. Не к сугубо «мирному» бытовому жанру, но и не к батальному в прямолинейно военном его толковании. Это армия, показанная не в бою, а на отдыхе; солдаты, не сугубо военные, а глубоко характерные мирные люди, по необходимости взявшие в руки оружие, которым они защищают самое дорогое на земле: мир, труд, людей, дом и всю свою Советскую Родину. Так простота очень тонко выбранного мотива сразу же помогла художнику взять верный тон и в частном, казалось бы, случае раскрыть глубокое и значительное содержание.
...Наконец-то, отдых после боя. Привал. Солдатский перекур. Общим вниманием завладел Вася Теркин, бывший солдат, балагур и весельчак. Плотным кольцом окружили его боевые друзья. Не спеша свертывая самокрутку, Теркин со вкусом рассказывает о чем-то пехотинцам, разведчикам и даже подошедшим к «царице полей» танкистам. Как всякий хороший рассказчик, Теркин почти серьезен, только где-то в уголках рта да в прищуре глаз прячется озорная усмешка. Выразительным жестом рассказчик подчеркивает какую-то интересную деталь. Слушатели — все внимание. Одни слушают, пряча скептическую усмешку, другие едва удерживаются от смеха, третьи жадно ловят каждое слово, четвертые безудержно хохочут, пятые... Нет возможности описать все градации смеха, которые уловил и передал художник. Улыбается и сам Теркин, но и в веселую минутку — характерная деталь — он не позабыл бережно поставить винтовку прикладом на носок сапога. И вот он перед нами, в кругу солдат, простой, веселый и обаятельный человек.
«За годы войны я много раз встречал живых Теркиных, умевших в трудную минуту подбодрить, развеселить товарищей шуткой, острым словом, а в деле показать пример подлинного мужества, находчивости и героизма. Так из характерных черт разных людей, из многих фронтовых встреч сложилось и мое представление о Василии Теркине — простом советском человеке, герое Великой Отечественной войны», — говорит сам автор о процессе становления образа главного героя своей картины.
Знаменательно, что картина Непринцева и по своему характеру, и по сюжету, и по образам героев теснейшим образом перекликается с поэмой А. Т. Твардовского «Василий Теркин», появившейся на страницах «Правды» в тяжелом 1942 году. Не случайно и второе название картины, данное ей зрителями,—«Василий Теркин»: образ, созданный поэтом, неразрывно слился с образом, возникшим на полотне живописца. И произошло это потому, что оба художника увидели своего героя среди реальных людей, своих современников, хорошо знакомых обоим по общей боевой судьбе. Теркин — кто же он такой? Скажем откровенно: Просто парень сам собой Он обыкновенный. Впрочем, парень хоть куда. Парень в этом роде В каждой роте есть всегда, Да и в каждом взводе.
В общем строе картины Теркин выделен не каким-то формальным приемом, не светом и не цветом, а местом в кругу бойцов и яркой психологической характеристикой. Но Теркин — хороший боец, весельчак, любимец товарищей — не единственный главный герой в картине. В ней нет второстепенных, а тем более лишних персонажей, ибо каждый солдат по-своему интересен и нужен в картине как необходимая ее часть. Каждый из слушателей Теркина — это яркий индивидуальный характер. Вот паренек справа от Теркина — он боится пропустить слово рассказчика. Хозяйственный старшина, сам бывалый человек, удобно усевшись на ротном имуществе, доброжелательно улыбается в усы, Боец с вещевым мешком за плечами, безудержно хохоча, схватился рукой за щеку (эта фигура носит автопортретные черты). Стоящий рядом с ним чубатый парень в лихо сдвинутой набок шапке расплылся в улыбке: он по достоинству оценивает рассказ товарища. «В прошлом — рабочий, комсомолец, любимец девушек, первый парень на заводе, он смел, находчив, здорово воюет, сам мог бы рассказать не хуже Теркина. Тем не менее он слушает его хотя и чуть снисходительно, но все же поддается очарованию рассказа», — так говорит о нем Непринцев. Боец в маскхалате с автоматом сдвигает на лоб шапку и почесывает затылок. Солдат с огнивом в руке сохраняет покойное выражение, но и он не пропустит ни слова. Его сосед энергичным жестом включается в рассказ Теркина. Сидящий за спиной старшины пожилой солдат, участник многих войн, наверняка пошел на фронт добровольцем: в трудный час земли родной он не мог не пойти на войну. Много повидавший и узнавший в жизни, он человек хозяйственный и рассудительный: пользуясь возможностью, он с аппетитом расправляется с содержанием солдатского котелка, что не мешает ему доброжелательно-снисходительно слушать балагурство молодых парней, годящихся ему в сыновья.
Эти столь разные, жизнелюбивые, веселые и серьезные люди, сильные фронтовой дружбой, олицетворяют миролюбивый советский народ, вставший на борьбу с фашизмом. Грозные для врага, в минуту отдыха в своей среде они удивительно симпатичные ребята, разного возраста, жизненного опыта, взглядов на жизнь. При всем их различии, изображенные на картине люди — оптимисты и жизнелюбы. В показе психологического многообразия и богатства чувств и переживаний человека — одна из крупнейших удач художника. «Хотелось дать в картине все так же просто, как в жизни, и вместе с тем так же сложно по разнообразию психологического состояния людей», — писал Непринцев.
Художником успешно решена основная задача — передать ощущение подлинности изображенного, максимальной жизненности и правдивости. Этому способствует все — и мягкий предвечерний свет, и спокойная красочная гамма, и скромный пейзаж, и очень естественная, на первый взгляд совершенно «случайная» композиция холста, и мельчайшие детали картины.
Работая над эскизами композиции, Непринцев отказался от первоначальных решений: контрастное солнечное освещение было заменено мягким, не отвлекающим внимания от главного, спокойным светом — такое освещение позволило точнее передать выражения лиц; группа солдат, состоявшая из двенадцати-тринадцати человек, в центре которых находился Теркин, выросла до двадцати пяти человек. Это произошло потому, что художник хотел максимально убедительно представить зрителю большой, сильный, дружный коллектив, который состоял бы из многих ярких индивидуальностей. Вместо первоначального решения сцены — полукруга солдат, развернутого на зрителя, художник построил группу по кругу и слегка по диагонали в глубину, слева направо, что создало большее пространство и придало большую естественность сценке, как будто случайно выхваченной из жизни.
Меняя численность фигур, конкретизируя место действия, Непринцев вновь добавлял необходимых действующих лиц, одновременно решительно («но скрепя сердце», — признается художник) убирая удачные сами по себе, интересные живописно-пластические образы, которые «не работали» на картину в целом. Так исчезли из левого угла картины раненый боец и перевязывающая его медсестра. Среди героев картины Непринцева нет статистов, все бойцы живут на полотне.
Глядя на картину «Отдых после боя», понимаешь, что Непринцев тщательно изучал классиков нашей живописи. Он многому у них научился, и едва ли не больше всех у Репина. В самом деле, «Отдых после боя» имеет много черт, роднящих ее со знаменитой картиной И. Е. Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану». Прежде всего, это яркие образные характеристики персонажей картины. Во-вторых, ее композиционное построение настолько же продуманное и сложное, насколько простым и случайным представляется оно на первый взгляд. Непринцев умело объединяет много действующих лиц вокруг одного героя, он сливает формальный центр композиции с центром смысловым, раскрывает сюжет, показывая реакцию каждого персонажа на действие, затрагивающее всех. Герои «Отдыха после боя» показаны так, как будто зритель, войдя в круг бойцов, сам оказался участником этой сцены и может наблюдать за каждым ее участником. Красное пятно кисета ненавязчиво подчеркивает роль Теркина как центральной фигуры, построенной по кругу композиции. На первом плане — чуть сдвинутые в глубину люди. Они главный, но не единственный элемент картины. Пейзаж входит в нее как необходимая часть, органично сливающаяся с остальными.
Над «Отдыхом после боя» художник работал три года (1949— 1951). Бойцов он писал с бывших участников войны, которые охотно позировали для картины, живо и активно участвовали в работе художника советами и замечаниями, рассказами и воспоминаниями о фронтовой жизни. Все пейзажные этюды сделаны в районе Зеленогорска под Ленинградом. Пейзаж в картине не просто фон действия, а один из главных элементов композиции. Не броский и не пышный, хорошо знакомый каждому русскому человеку, обыкновенный пейзаж Средней России, он по-настоящему скромен, лиричен и полон той душевной теплоты, которую дарит человеку русская природа.
Значение картины Непринцева не только в том, что она полноценное, яркое произведение искусства социалистического реализма, но и в том, что она решена принципиально отлично от многих помпезно-парадных полотен тех лет. В ее правдивости кроется сила типического явления, необыкновенно просто и конкретно раскрытого. И в этой конкретности частного факта заключено огромное обобщение принципиально важного содержания.
И хотя художник и раньше, и позже обращался к военной теме («Последняя граната», «Пей, сынок, пей» и др.), нигде он не раскрыл свой замысел с такой глубиной и убедительностью, как это удалось ему сделать в картине «Отдых после боя».
«Я очень любил своих героев и всячески стремился найти средства передать эту любовь к ним и зрителю», — вспоминает художник.
Имя Теркина, созданного А. Т. Твардовским, ярко воплощенного в графике О. Г. Верейским, а в живописи Непринцевым, стало именем-символом, приобрело нарицательное значение. Теркин — это героический и простой, «святой и грешный русский чудо-человек», советский солдат, сын России.
Описывая путь создания своей картины в статье «Как я работал над картиной «Отдых после боя», Непринцев подчеркивал, что ему необходимо было «правильно выбрать и применить именно те средства выражения, которые с наибольшей полнотой вскрывали бы идейную сущность образа». Эти средства — верность жизненной правде, глубокий психологизм, сложную простоту композиционного построения — ему удалось найти в арсенале реалистического искусства. Вот в чем секрет воздействия его картины на зрителя. В этом же — в глубоко патриотическом содержании ее, в богатстве жизненных наблюдений, в щедрости души, в искренности чувства — причина непреходящей любви зрителей к этому яркому полотну одного из самых популярных советских художников.



<<< Федор Павлович Решетников (1906-1988)

Аркадий Александрович Пластов (1893—1972) >>>

«««Русская живопись XVIII в»»»
«««Русская живопись начала XIX в»»»
«««Русская живопись конца XIX в»»»
«««Русская живопись XX в. Советская живопись.»»»

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи
Звездные войны