Подготовительный этюд к картине

Рядом с Семеновым-Тян-Шанским поразительные по поле характеристики плечи и затылок барона Розинга - сенатора. В нем ярко выражено высокомерие аристократии. Чувствуется уверенность в своей отличной от «всех других» белой кости и голубой крови. Характер бюрократического строя нашел отражение в этом образе. Розинг сидит, откинувшись на спинку кресла, перед ним на столе большой лист бумаги, и в том, как он сидит, и как лежит бумага, и как стол с бумагами отделяет барона от комнаты, пространства, от людей, чувствуется оторванность от жизни. Действительность доходит сюда отдаленным эхом, через стены столичных зданий, дворцов, через доклады ведомства, подчиненных, заглушаемая пушистыми коврами, толстыми штофами дворцовых стен. Вся система бумажного администрирования выражена Репиным в этой фигуре.

За столом лицом к зрителю Игнатьев, бывший товарищ министра внутренних дел, крайний реакционер, киевский губернатор (убитый в 1906 году). Портрет его - подготовительный этюд к картине - верх мастерства. Сытый, раскормленный до отказа, налитый кровью сангвиник, превыше всего любящий покушать и покутить, с маленькими заплывшими глазками и большой долей самомнения. Жест руки кулак у рта - говорит о натуре грубой и властной.

Белый манжет и выставившаяся из него полная кисть руки дают ощущение чистоты и выхоленности тела. Репин пишет этюды к Государственному Совету a la prima, каждый мазок его кладется наверняка и бьет без промаха. Единым ударом кисти проложен на портрете Игнатьева край красной ленты, очерчивающей выпуклость массивной груди.



<<< Старик-генерал представительной наружности

Этюд-портрет Герарда и Горемыкина >>>

<<<Оглавление>>>

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи