Этюд-портрет Герарда и Горемыкина

Взятая в три четверти, эта грудь дает ощущение и грузности фигуры и военной выправки, а лицо повернуто к зрителю прямо, чтобы дать максимум впечатления. Поворот головы, поза - мгновенны, но они дают наиболее характерное в человеке. Красное, полнокровное лицо все построено на рефлексах от красного сукна, отражающего верхний свет зала.

Далее влево на картине целый амфитеатр шитых золотом мундиров высшей бюрократии. Общий тон выражения их лиц, их осанки - безлично надуто-чопорный, и только. Таков же и тон доклада государственного секретаря Плеве - сухого, бездушного, официального рапорта, который дает почувствовать художник.

Превосходен этюд-портрет Герарда и Горемыкина. Двое холеных, надушенных, ловких придворных, они ведут между собой разговор. Это разговор двух дипломатов, двух вышколенных дворцовым этикетом придворных, которые впитали в себя необходимость лживой изворотливости, угодничества в условиях режима самодержавия. Репин поражает силой характеристики и силой живописного мастерства, остротой глаза. Долго ли могли так сидеть они? А Репин уже схватил и запечатлел этих людей в характерный для них момент.

В том же ряду надо еще отметить Ламздорфа, министра иностранных дел, с которого тоже написан Репиным этюд. Сухой, чопорный, педантично придирчивый, никогда не выходящий из узких рамок служебного положения человек, живое воплощение системы бюрократизма. Таким воспринимается Ламздорф.



<<< Подготовительный этюд к картине

Черный сюртук Победоносцева >>>

<<<Оглавление>>>

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи