«Обратимость поэтической материи»

Начнем с самоочевидного - с того, что в построении картин Щукина открыто первому взгляду. В натюрмортах, как правило, обозначена гладкая поверхность квадратной доски стола

(параллельная картинной плоскости или под углом к ней). В центре - два (чаще всего два) предмета. За ними драпировка, полностью закрывающая стену или слегка сдвинутая в сторону.

Дальневосточные пейзажи. На нервом плане - узкая полоска земли, переходящая в небольшую круглую долину. Посреди долины - одинокие маленькие строения. Один-два домика, от силы три, прижавшихся друг к другу. Или костры, разложенные вокруг деревни. Или юрты под облаками. А вокруг - позади, справа, слева - покатые гряды сопок. «Каток» блистающий зеркалом льда остров в кольце деревьев.

«Зима» - заснеженный уголок земли старомосковского дворика, огороженного низкими серыми бараками, горбатыми белыми крышами, над которыми встали ростом повыше стенки накренившихся флигелей и тают в сизом свете зимнего дня кружевные, опушенные инеем ветки. «Водный праздник» - ослепительный взрыв света среди вечерней тьмы. В точке пересечения лучей прожекторов, на катере, идет агитпредставление.

Очень уж непохожи все эти вещи, а фундамент конструкции в них одинаков - композиция замкнута, узел действия сосредоточен в центре, пространство максимально спрессовано, при том. что оно есть, не съедено плоскостью, развивается в определенных мерой художественности границах, сложно профилировано точной регулировкой «количества» глубины и «количества» плоскости.



<<< Черты конкретного прообраза и персонажа

Начало тридцатых годов >>>

<<<Оглавление>>>

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи