Резвый приземистый копь

Резвый приземистый копь, родом из Вятки, въезжает в пространство картины на желтом кубике, и художник любуется крутизной линии шеи, разноцветными прядями расчесанной гривы, лихо разбросанными красными и черными яблочками на белом крупе, нарядным убранством всадницы, ее черными кудрями и пылающим во всю щеку румянцем. Один-одинешенек, в стороне лежащий лимон оттеняет своим первозданным естеством красу «рукотворных» изделий.

Расписные, занятные, славные, они все равно достойны внимания. Поэтому не заслоняют друг друга, не пересекаются, стоят в профиль, в три ряда, по дружбе вежливо отодвигаются в сторону, чтобы каждый из них, солист в ансамбле, мог предстать в лучшем виде. Щукин уважает и «чувство локтя», и сознание собственного достоинства предметов. В угоду оптической иллюзии пространства он не станет искажать ракурсами и сокращениями материально вещественную сущность предметов (пусть даже так они выглядят менее эффектно) или нарушать декоративный порядок плоскости. Солистам выгоден контраст в равноголосии ансамбля, иначе голоса сольются. От соседства с вогнутой черной поверхностью подноса более ощутима плотная плоть, толщина, белизна чайника. Граница его объема - непрерывная, обтекаемая линия - выявляет неподвижность, тяжесть шарообразной массы, что усилено сопоставлением с вычурными, кокетливыми завитками абриса подноса. Угасающие в черноте темно-красные и темно-зеленые оттенки цветка на подносе и пунцовые плоскостно положенные пятна лепестков розы на белом чайнике концентрируются в черно-красно-белом трезвучии звонкой расцветки игрушки.



<<< Система организации основных щукинских вещей

Работы над натюрмортом >>>

<<<Оглавление>>>

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи