Вернемся к нашему путешествию

И вот однажды «творческая» мысль бульвара придумала «оригинальную» шутку. Кто-то сообщил молодому скульптору, что к нему явится человек, желающий заказать работу. Обрадованный Тер-Марукян стал с нетерпением ждать заказчика. Через некоторое время к нему является... и кто же?.. Тот самый «художник-маляр». Этот бездельник был одет точь-в-точь как сам скульптор, говорил и жестикулировал, как он, и предложил, кривляясь, сделать свой скульптурный портрет. Поняв, что над ним издеваются, Тер-Марукян выгнал его и тут же решил покинуть навсегда родину. Что же оставалось ему делать? Горько сожалея, что его не поняли, помешали осуществить свою мечту и работать в Армении, он вернулся в Париж, но не порвал творческие связи с родным на- I родом и его культурой. В тяжелых материальных условиях, боль- ной, первый армянский скульптор создал чудесный памятник Хачатуру Абовяну, бессмертному автору «Ран Армении», который некоторое время стоял на площади у ереванского кинотеатра

«Москва», а затем был перенесен в Канакер, к дому-музею писателя.

Вернемся к нашему путешествию. Выехав из Еревана, мы вечером прибыли па станцию Ани. На лошадях, нанятых в близлежащем селе Бугдашен, мы поехали в село Харков, расположенное недалеко от руин исторического города. Уже наступила холодная ночь, когда мы со своим проводником, не откладывая дела ни на минуту, направились но узким каменистым тропам к развалинам. Геворк, напоминая мне Дон-Кихота, ехал впереди, погоняя худую лошаденку. Я с трудом поспевал за ним. Седло подо мной переваливалось с одной стороны на другую.



<<< Местный «художник»

Вид местности казался жутким >>>

<<<Оглавление>>>

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи