Византийская художественная система. Причерноморье. Часть 3.

Украшенные миниатюрами «Проповеди Мушского монастыря» — самая большая по объему рукопись на армянском языке. Достаточно сказать, что в своем первоначальном виде этот пергаментный великан весил не менее двух пудов. В 1204 г. сельджуки похитили рукопись, убив ее владельца. Чтобы ее выкупить, жители многих деревень собрали четыре тысячи драхм (одна драхма=4,65 г серебра); сохранился длинный список простых армян и армянок, участвовавших в этом деле своими взносами. Более семи веков рукопись пролежала затем в монастыре св. Апостолов в Муше (Западная Армения). В 1915 г. мушские армяне, спасаясь от турецких погромов, взяли с собой прославленное рукописное сокровище своих предков.

Чтобы легче было нести его, они разделили книгу пополам. Первая часть после долгих скитаний была доставлена в Матенадаран — главное книгохранилище Армении, а вторую, как стало известно лишь в 1921 г., беженцы зарыли в землю во дворе армянской церкви в Эрзеруме. В настоящее время обе части воссоединены.

Так, хоть и не без утраты отдельных страниц, был спасен ценнейший памятник древней армянской письменности. Спасен любовью народа, столь же горячей, как и та, что воодушевляла создателей таких памятников в их упорном и самозабвенном труде.

Книга послужила талисманом всему армянскому народу и его культуре, одной из древнейших в мире. В самом деле, не благодаря ли книге сохранилась она в том грозном водовороте, где погибло столько других народов и культур?..

И вот теперь, в Ереване, столице Советской Армении, сокровища знаменитого Матенадарана приобщают нас к великому наследию армянской культуры. Там хранится почти половина всех армянских рукописей, дошедших до нас. Наряду со многими свидетельствами, сохранившимися только в армянской литературе, по истории Закавказья, Ирана, России, Византийской империи, крестовых походов, арабов, сельджу-ков, монголов, турок, в Матенадаране хранятся ранние армянские переводы произведений древнегреческих, сирийских, старофранцузских и других иноземных авторов, известные нам только в этих переводах.

Любовь к живописи рано проявилась в художественном творчестве армянского народа. Красочность, разнообразие и живописность армянского пейзажа питали эту любовь. И опять-таки — любовь к книге! В Армении расцвело искусство книжной иллюстрации. Даже тот, кто хорошо знаком с шедеврами византийских миниатюристов, подивится в Матенадаране яркому, изысканному мастерству их армянских собратьев.

Как не восхититься узорчатой буквенной вязью, цветистым орнаментом, каллиграфической остротой рисунка, чудесно выписанными фигурками людей и животных, красками, сияющими как самоцветные каменья на сверкающем золотом фоне, да роскошными украшениями в виде арок, опирающихся на колонны, именуемыми хоранами, на раскрытых страницах больших и малых армянских рукописных книг! Мотивы эллинистические и восточнохристианские, главным образом сирийские, мотивы чисто народные, с отголосками облагораживающего влияния утонченного византийского искусства, мотивы иранские, позднее мусульманские, и на всем этом — лучистая печать художественного гения армянского народа, типичными представителями которого кажутся нам евангельские персонажи в изображении армянских миниатюристов.


Храм Рипсиме близ Эчмиадзина. 618 г.

Особого внимания, особого восхищения заслуживает киликийская миниатюра. В конце XI в., после того как коренная Армения была беспощадно разгромлена и разграблена сельд-жуками, армянские князья создали новое государство в Киликии, в Малой Азии. Там расцвело искусство, блестящее и глубоко самобытное, несмотря на заимствования у Византии, у Ирана.

Киликийская живописная школа создала в книжной миниатюре шедевры, представляющие собой одно из самых значительных явлений во всем искусстве христианского Востока того времени.

Увенчанием этой школы служит творчество Тороса Рослина (XIII в.).

Это едва ли не первая индивидуальность, отчетливо выявившаяся в безбрежном море сугубо анонимного живописного творчества восточных христиан, что уже знаменует в нем некое новое слово.

Торос Рослин пользовался громкой славой, и им законно гордится армянский народ.

«Предшественником Ренессанса», «виртуозом орнамента», «тонким новатором» называют его исследователи средневековой христианской миниатюры. Причем новаторство его заключалось в передаче не только движений человеческих фигур, но и душевных переживаний человека.

Мы не знаем, как сложились бы судьбы армянской живописи, если бы чужеземный гнет не сковал творческих сил армянского народа. В лучших миниатюрах Тороса Рослина эти силы кипят и пенятся в стремлении к живой передаче действительности, к новому пониманию самих задач искусства, ко всему, что ознаменовало в Италии возникновение искусства Раннего Возрождения.

Нашествие тюрков-мамелюков пресекло историческое развитие Киликии.


Развалины храма Звартноц близ Эчмиадзина. Середина VII в.

Византия и Армения!.. Перекрещивающиеся влияния, причем вклад второй бывал подчас не менее значительным, чем первой. Ведь к тому же роль армян была весьма ощутимой в самих судьбах империи, равно как и в ее культуре. Достаточно сказать, что некоторые императоры, да и многие византийские военачальники IX и X вв. были армянского происхождения. А когда рухнул от землетрясения купол константинопольской св. Софии, для восстановления этого чуда из чудес византийской архитектуры был приглашен знаменитый армянский зодчий Трдат.

Корни армянского зодчества уходят в глубь веков, впитывая соки великих древних культур. Арка, купол и свод — эти архитектурные формы, так умело использованные римлянами и затем легшие в основу всего византийского зодчества, по-видимому, развились еще прежде в Иране, который унаследовал их от культур Двуречья. Само географическое положение Армении обусловливало восприятие этих культур.

Согласно сирийскому тексту первой половины VII в., купольный храм мыслился как отображение неба и земли. Купол являлся символом небесного свода, а зал для молящихся — нашего, земного мира. Величие этой идеи вдохновляло зодчих Закавказья. Мы уже отмечали, что они много потрудились над разработкой крестообразных центральнокупольных зданий.

Трудно проследить возникновение таких зданий. Среди самых ранних центральнокупольных церквей — такой шедевр армянского зодчества, как церковь Рипсиме, близ Эчмиадзина, воздвигнутая в 618 г.

Значительны и многообразны достижения этого зодчества. Мощная устремленность ввысь, как, например, в грандиозном храме Звартноц (храм «бдящих сил», т. е. небесных ангелов). Храм этот середины VII в., ныне в развалинах (как, увы, большинство древних армянских храмов и царских дворцов), чем-то напоминает вавилонские храмы, так называемые зиккураты. Трехъярусный, из трех друг на друга поставленных, кверху уменьшающихся цилиндров — с куполом, покоящимся на парусах.


Трдат. Внутренний вид кафедрального собора в Ани. 989-1001 гг.

Парадная величавость и в то же время стройная легкость храмового интерьера отличают кафедральный собор в Анн (989 — 1001 гг.), воздвигнутый тем же знаменитым Трдатом. То было время расцвета армянской культуры при царях из династии Багратидов, объединивших под своей властью значительную часть Армении; и собор этот, равно как и дворец в Ани, где находилась царская резиденция, призван был увековечить их славу.

Бесстолпная трапезная монастыря Агарцнна (XIII в.). Войдя в нее, вы ощущаете себя л замкнутом мире, где широкие арочные взлеты набирают силу с самого пола. И мир этот волнует своей органической обособленностью, романтикой как бы естественно, в самых недрах породы возникшего свода. Ныне общепризнано, что Армения и Грузия сыграли важнейшую роль в развитии византийской архитектуры после Юстиниана; более того, грузинские и особенно армянские зодчие пошли в своем творчестве по новым путям и, например, в конструкции бесстолпных прочных сводов намного опередили искания и достижения западной готической архитектуры. Средневековые армянские трапезные и притворы, очевидно, восходят к древнему типу народного жилища с деревянным ступенчатым сводом и центральным световым отверстием. Арка, восторжествовавшая над ступенями, камень — над деревом.


Пещерный монастырь Гегард. XIII в.

Пещерный монастырь Гегард (XIII в.), отдельные части которого высечены в два яруса в самой скале — со столпами, от которых к стенам перекинуты арки. Суровая мощь камня окружает вас, и кажется вам, что весь этот монастырский ансамбль с его четким порталом, притворами, наземными и пещерными сводами, где с неба идущий столб света раздвигает полумрак, вырос, выкристаллизовался из бесформенно громоздившихся скал, оттесненных и приведенных в порядок человеческим гением и трудом.

Армянское зодчество являет нам еще одну особенность, отличающую его от византийского. Богатый рельеф подчас обрамляет своим узором порталы, пышно развертывается по карнизам, на бровках ниш и окон, по барабану купола.

Яркой и полновесной страницей вошло средневековое искусство Армении в историю мировой культуры.

Древняя культура Армении, развивавшаяся в соприкосновении с византийской, соперничая с ней в новаторстве, но сохраняя ее печать, не была чужда Древней Руси, как не была чужда Армении и древнерусская культура.

Культурные и торговые связи Закавказья с Русью очень оживились в XI—XII вв. Русские купцы ездили в Закавказье. Армянские и грузинские купцы торговали в Киеве, Галиче, Новгороде. Ряд церквей, воздвигнутых на Руси в честь св. Григория— «просветителя Армении», вероятно, предназначались вначале для армянских купцов. Русское житие Бориса и Глеба было переведено на армянский язык. Армянские и грузинские влияния сказались на архитектуре Ростово-Суздальской земли. Армянские живописцы и зодчие работали на Руси, а одна из церквей в Ани была расписана русским художником.



<<< Византийская художественная система. Причерноморье. Часть 2.

Византийская художественная система. Причерноморье. Часть 4. >>>

<<<Хронология Древней Руси>>>

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи