Сложные острые признания

...Говорил, что его приглашают в Москву на какое-то педагогическое совещание - как учить детей живописи.

- А по-моему, детей и так чересчур много учат - и на инженеров учат, и на художников... А им играть надо, бегать.

За столом заговорили о диете. Выяснилось, что Сарьян - вегетарианец и уже лет сорок не ест мяса:

- Я не могу есть курицу... Цыплята бегают живые, а потом - куриный труп...

Я достаю записную книжку и начинаю осторожно зарисовывать своего собеседника. Постепенно упрощаю рисунок, доводя его до геометрической схемы - кружок, угол, кружок.

Мартирос Сергеевич протянул руку и взял из моих рук записную книжку. Посмотрел.

Помолчал. (Неужели обиделся?)

Вероятно, он подумал, что не худо бы выбросить меня из окна. Но нет... это было бы недостойно! И он, взяв у меня карандаш, несколькими штрихами нарисовал меня - сделал рожу ухмыляющуюся и ужасно самодовольную. Отомстил. И сразу заулыбался.

Потом ко мне в гостиницу было настоящее паломничество, приходили даже из музея, просили этот рисунок, говорили, что будто бы это едва ли не единственный сделанный Сарьяном шарж!

У нас часто упоминают о связи М. Сарьяна и группы «Голубая роза. О выставке этой группы критик журнала «Золотое руно» С. Маковский писал: «Красивая выставка-часовня. Для очень немногих. Светло. Тихо. А картины - как молитвы. Их воздействие не внешнее, физическое, а психологическое: в красочных аккордах почти всегда - сложные острые признания.



<<< Архитектор-строитель

Изображающий молодого человека >>>

<<<Оглавление>>>

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи