Своеобразный экзамен

Здесь я почувствовал, что прохожу своеобразный экзамен. Мартирос Сергеевич показал мне свою работу конца 40-х годов, явно перегруженную деталями и далекую от того Сарьяна. на котором я был воспитан.

«Нравится?» Я ответил: «Нет». (Левов потом сказал мне, что он перепугался.)

Но Мартирос Сергеевич как-то особенно внимательно и явно дружески посмотрел на меня (потом он мне и сам сказал, что не любит многое в своей живописи этого периода).

...В мастерской картины висели вплотную, почти соприкасаясь рамами: вариант работы «Встреча Пушкина с телом Грибоедова»; многоцветные «Египетские маски», то удивленные, то хохочущие; «Константинопольские собаки», грызущиеся костлявые псы; портреты и пейзажи...

Это ранние его работы, еще давным давно поставившие в тупик критиков, хотя картины М. Сарьяна - это картины, которые отнюдь не должны звучать неожиданностью для человека, знающего художников прошлого - Рафаэля и Рублева, Рембрандта и Гойю, Валентина Серова и Кустодиева и вообще имеющего в запасе какие-то эстетические впечатления. Конечно, Сарьян видит природу не так, как ее видел Рафаэль, не так, как видел ее Гойя, не так, как видел ее Кустодиев, в разные времена природа, человек, мир воспринимаются по-разному.

Начиная с самых первых статей о художнике, его творчество толковалось как «поиски некой потерянной родины». «Человек Востока» так называли его первые авторы.



<<< Большая блестящая на солнце машина

Историческая закономерность появления и развития искусства >>>

<<<Оглавление>>>

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи