Вся семья каменщика

Тогрул работал где-то в горах. Он жил в доме каменщика, который казался ему человеком родственной профессии. В общем, так оно и есть: настоящий каменщик всегда где-то в глубине души художник. Хозяин был гостеприимен и не навязчив. У него была только одна просьба - перед отъездом нарисовать ему что-нибудь. И Тогрул перед самым отъездом написал ему на стене эпизод из поэмы «Фархад и Ширин», который, как казалось ему, особенно подходил к горам и скалам тех мест.

Смотреть картину собралась вся семья каменщика. И, взглянув на свою работу вместе со всеми, художник вдруг увидел, что не рассчитал угол зрения и фигуры получились, пожалуй, чересчур приземистыми. Он промолчал, надеясь, что никто не заметит этого. И он ошибся, молодой живописец из Баку.

Каменщик, похвалив работу, тем не менее сказал:

- Что-то они у тебя толстоваты...

И здесь дочь хозяина, видя, что кое-что можно и покритиковать, сказала:

- Картина, конечно, красива, но вот шея у Фархада получилась чересчур тонкой.

Каменщик выслушал ее и сказал:

- Фархад ломал скалы. Он страдал. От таких страданий не только шея могла похудеть - он сам мог стать собственной тенью.

Эту историю Т. Нариманбеков рассказал мне как бы между прочим, но было очевидно, что этот талантливый и думающий человек хранит ее в памяти не только как занятный эпизод. Он видит в ней большой смысл. Он знает, для кого работает. Серьезно. Без скидок.



<<< Высокое раздумье

Письма из Еревана >>>

<<<Оглавление>>>

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи