Истоки художественных вкусов

В Федоскино, в Палехе, в Жостово, знакомился с особой, как бы забредшей из другого века, живописью, которая иногда вдруг врывается в искусство сегодняшнего дня, придавая ему, как ни странно, не черты архаики, а современности. Но таково уж влияние народного творчества - и в поэзии, и в живописи. Всюду оно (разумеется, не у стилизаторов, а у искателей!) становится трамплином для прыжка в будущее.

Академия встретила ласково, весело, бесшабашно. Стипендию, впрочем, он получать пока не мог. И. Бродский, тогдашний ректор, мельком взглянув на более чем скромный наряд первокурсника и на его работы, дал ему сто рублей: «Будешь богатым - отдашь!»

Учился в классе А. Осмеркина (много лет спустя он написал портрет учителя - доброго и талантливого - настоящего мастера!).

Учение прервала война...

Был в ополчении.

Попал в плен.

Лагерь Альтенграбен около Магдебурга...

За художником была биография. Суровая, даже жестокая. Здесь бы, может быть, следовало задержаться, поподробнее поговорить о страданиях, о муках, выпавших на долю этого человека... А может быть, не надо? Когда-то, прочитав мою статью о себе, Евсей Евсеевич, одобрив ее, тем не менее написал мне: «Прошу только не очень драматизировать мою судьбу. Не надо очень...» (Письмо от 17 февраля 1966 г.)

И думается, что он был прав, хотя для знающих его путь острей воспринималась романтическая живопись художника, полная просветленной веры в грядущее.



<<< Гордый человек на рвущемся коне

Возвращение во Всероссийскую Академию художеств >>>

<<<Оглавление>>>

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи