«Я рожден, чтобы рисовать»

Мане, Дега, импрессионисты стремятся запечатлеть современную им действительность, увидеть ее по-новому, изобразить ее новыми средствами. В этом те черты общности, которые роднят их искусство и резко противопоставляют его искусству академиков, закрывавшему глаза на действительность, передававшему все явления заученными, шаблонными приемами.

«Я рожден, чтобы рисовать», - любил говорить про себя Дега. Этот прирожденный рисовальщик не мог, конечно, игнорировать тему обнаженного тела, лежащую в основе изобразительного искусства. Но и в разрешении этой задачи, толкающей стольких художников к поискам «идеальной красоты», Дега остается верен принципам своего искусства, показывающего жизнь без прикрас, без иллюзий.

Здесь снова сказывается отличие Дега от Ренуара, бессознательно идеализирующего свои модели, наделяющего их той поэзией, той грацией, которые жили в душе художника. Парижанки Ренуара 70-х годов похожи друг на друга, как будут похожи друг на друга, отражая его новый идеал пластичности, его обнаженные женщины 80-х и 90-х годов. Мане объективен, но изображения обнаженных у него случайны, не играют в его творчестве сколько-нибудь существенной роли (мы говорим о втором периоде Мане-после 1870 г.); главное же то, что Мане смотрит на обнаженную женщину только как живописец, он видит в ней «модель», которую стремится запечатлеть своей энергичной кистью (смотри его прекрасные этюды обнаженных).



<<< Постоянная тема Дега

Сквозь замочную скважину >>>

<<<Оглавление>>>

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи