Игорь Эммануилович Грабарь (1871 — 1960)

На озере
На озере (1926)

Еще до Великой Октябрьской социалистической революции И. Э. Грабарь вошел в число живописцев, творчество которых определило лицо русского искусства предреволюционной поры. Уже тогда им были написаны пейзажи, поразившие современников правдивостью передачи природы в яркие, солнечные дни, передачи света и воздуха. Грабаря увлекала проблема пленера — живописи на открытом воздухе. Отсюда его симпатии к импрессионистам. Но в своих работах, несмотря на любовь к французским живописцам, Грабарь оставался истинно русским художником, не устававшим любоваться родной природой, что и определило патриотическое содержание уже его ранних произведений.
После революции Грабарь активно включился в создание социалистической культуры. Большой ученый—историк искусства, неутомимый пропагандист великого наследия русской художественной культуры, он вместе с тем до самой смерти не бросал кисти живописца. Талант его окреп, а творчество стало богаче и многограннее. Теперь он выступал не только как пейзажист, но и как тонкий и глубокий портретист, как мастер историко-революционной картины. Не теряя трепетной жизненности, пейзажи Грабаря становятся определеннее по своим пластическим качествам, по решению пространства и световоздушной среды.
Меняется и содержание пейзажей Грабаря. Если до революции им была свойственна некоторая камерность, то теперь они обретают большую внутреннюю силу и широту. Вот картина художника «На озере» (1926). Главным здесь является передача торжествующей силы и вольности природы. Все в этом пейзаже кажется значительным: и группа деревьев первого плана, и уходящий вдаль простор, и беспредельная ширь небес. Картина полна движения: листву деревьев треплет ветер, по небу несутся ослепительно белые облака, по траве скользят быстрые тени. Художник словно говорит, что окружающий мир прекрасен в своем вечном движении, в бесконечной смене впечатлений, которые он дарит человеку.
Простыми средствами Грабарь создает ощущение величественности скромного пейзажного мотива. На берегу озера он помещает фигурку всадника. Она кажется очень маленькой по сравнению с деревьями, занимающими почти всю плоскость холста. Эта фигурка необходима художнику, чтобы усилить впечатление глубины пространства, уходящего к противоположному берегу озера.
Известно, что в пейзаже трудно передать ощущение времени его создания. Но несомненно, что большой художник может, не изображая характерных примет времени, дать почувствовать зрителю те мысли, которые волнуют его современников, те чувства, которые их обуревают. Точно так же и Грабарь умеет в своих пейзажных работах создать представление о нашей эпохе—эпохе дерзаний, свободного и радостного восприятия жизни. Такие мысли и чувства вызывает картина «На озере». Это произведение создано в те годы, когда советский народ, вдохновленный победоносной революцией, уверовавший в свои силы, делал первые шаги в строительстве нового общества. Полный энтузиазма, он уверенно шел к будущему, сулящему радостную, счастливую жизнь. В пейзаже Грабаря мы чувствуем эту дерзновенность, эту свободу и эту силу.
Оптимистическое по своему эмоциональному содержанию искусство Грабаря привлекает здоровым и ясным ощущением действительности.
Пишет ли художник залитый летним солнцем парк, букет цветов, покрытую слепящим снегом землю в холодный, зимний день, всегда он выступает жизнелюбцем, радующимся окружающему, поющим жизни восторженные гимны.
Картину «Зимний солнечный день» (1941) отделяют от «Озера» пятнадцать лет. Но время словно не властно над художником. И в позднем произведении Грабарь предстает художником-оптимистом, которого безмерно радует все, что предстает перед его взором.
Мотив картины «Зимний солнечный день» очень простой: редкий березняк и снежная пелена на переднем плане, вдали темная полоса леса, проглядывающая сквозь ветви ясная голубизна холодного неба. Композиция создает ощущение покоя. Пространство развертывается вдоль холста, спокойные горизонтали чуть-чуть нарушаются разбросанными в беспорядке деревьями и тянущимися по диагонали сугробами. И все же пейзаж Грабаря нельзя назвать умиротворенным и застывшим. Впечатление внутреннего напряжения, интенсивной жизни природы достигается благодаря сияющему колориту, напряженным цветовым сочетаниям. Прозрачные синие тени и темная полоса леса на горизонте подчеркивают слепящую белизну снега, освещенного солнцем, чистая лазурь небес великолепно оттеняет белоснежные стволы берез. Все в этом пейзаже живет, искрится, играет. В этой игре, в этом волшебстве леса, одетого в сияющий зимний убор, находит выражение восторженное чувство художника, его любовь к жизни, к родной природе.
В своей автобиографии художник рассказывал о том восторге, который он испытал при встрече с Родиной после возвращения в 1901 году из-за границы: «Только тут я почувствовал,—писал Грабарь, — до чего мне дорога родная страна. Я был просто влюблен в каждую березку, в лужайки, в овражки, перелески, столь давно не виденные. Но особенно потрясла меня первая увиденная мною после долгого перерыва русская зима — белая, солнечная, а пуще всего сказочное великолепие инея. Я все забыл и, поселившись на долгие годы в деревенской глуши, с редкими поездками в город, с утра до вечера сидел на воздухе перед складным мольбертом, пытаясь разгадать тайну нашей милой, родной, единственной по красоте природы». И далее, говоря о значении пейзажа и натюрморта в творческой работе живописца, Грабарь подчеркивает, что они «являются тем, чем было для мифологического Антея постоянное прикосновение к земле».
Эти слова как нельзя лучше раскрывают характер пейзажного творчества Грабаря, его благоговейное и восторженное отношение к русской природе. В ней он находит неисчерпаемый источник вдохновения, к ней он обращается в те мгновения, когда необходимо восполнить творческие силы художника, когда он нуждается в новых глубоких впечатлениях.
Творчество Грабаря представляет собой интересную страницу в истории советского искусства. Его искренние полотна, отмеченные великолепным мастерством и — главное—глубоким чувством, вошли в золотой фонд нашей художественной культуры.



<<< Исаак Израилевич Бродский (1884-1939)

Николай Алексеевич Касаткин (1859—1930) >>>

«««Русская живопись XVIII в»»»
«««Русская живопись начала XIX в»»»
«««Русская живопись конца XIX в»»»
«««Русская живопись XX в. Советская живопись.»»»

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи