Сергей Васильевич Малютин (1859—1937)

Портрет писателя Д. А. Фурманова
Портрет писателя Д. А. Фурманова
(1922)

Великая Октябрьская социалистическая революция явилась новой величественной главой в истории человечества. Перед людьми, победившими в революции, стояли труднейшие задачи — нужно было строить новую жизнь, новые общественные отношения, новое государство, новое искусство. И эти люди, столько выстрадавшие во имя свободы и справедливости, были полны энтузиазма, веры и решительности.
Этими же чувствами было преисполнено и сердце уже немолодого художника, хорошо известного в дореволюционной России, академика живописи С. В. Малютина. С юношеской страстностью принял революцию седобородый мастер. Он называл большевиков «носителями правды и счастья».
Как истинный художник-демократ, бытописатель нищего крестьянства, как художник-гуманист, живущий мечтами об искусстве для народа, он приветствовал новую эру в истории человечества, открывшую необозримые возможности для науки и искусства. С первых дней революции Малютин отдал все свои творческие силы, весь опыт и жар молодой души служению ей. Понятно, что именно он становится одним из организаторов Ассоциации художников революционной России, созданной весной 1922 года. Первые заседания АХРР проходили у него дома.
«Наш гражданский долг перед человечеством, — писали ахрровцы в своей декларации, — художественно-документально запечатлеть величайший момент истории в его революционном порыве.
Мы изобразим сегодняшний день: быт Красной Армии, быт рабочих, крестьянства, деятелей революции и героев труда».
В первый же год существования АХРР Малютин создает портрет Дмитрия Андреевича Фурманова — одно из лучших своих произведений, портрет, сыгравший значительную роль в развитии советской живописи.
Портрет этот — взволнованная поэма о советском человеке начала 1920-х годов, мужественном и скромном, духовно богатом и благородном. ..
В 1921 году Фурманов вернулся в Москву с фронта гражданской войны и начал работать над «Чапаевым».
Хотя он в это время находился в состоянии творческого горения и здесь, в Москве, казалось, вновь переживал недавние события, приводя в систему свои записи комиссара Чапаевской дивизии, он не любил говорить о своем вдохновенном писательском труде.
В альбоме художника Фурманов оставил на память о себе скромный автограф:
«Дмитрий Андреевич Фурманов, начальник Политуправления Туркестанского фронта и комиссар красного десанта, ходившего в тыл к неприятелю осенью 1920 года».
Малютин увидел в своем герое человека большого ума и сердца, храброго воина и талантливого писателя.
Фурманову в это время был тридцать один год. На портрете он кажется еще моложе.
Юношески чист его образ. Прекрасно вдохновенное лицо, проницательные и добрые глаза смотрят на зрителя задумчиво и серьезно. Он сидит в спокойной позе, с портфелем на коленях и с карандашом в руке. Поза эта естественна и удобна. Легкий наклон головы, спокойные линии контура фигуры, скромная гамма цвета, мягкая живописная лепка форм, уравновешенность композиции — все это создает художественный образ, полный красоты и гармонии.
Главное для художника — лицо и руки. На них обращено все внимание. Широко и обобщенно написана шинель, накинутая на плечи, прост и скуп колорит портрета. Только алая ленточка ордена Красного Знамени огоньком горит на груди боевого комиссара, выделяясь ярким цветовым пятном на сдержанном и строгом общем фоне портрета. Любовно, бережно и мастерски написано лицо Фурманова. Малютин любуется гордо посаженной головой, ясным, большим лбом, густыми бровями вразлет, нежным овалом лица, красивым рисунком рта и решительным подбородком.
Но за всей этой поэтической внешностью угадывается и мужественность, и сила, и несгибаемая воля.
У Фурманова большие, сильные руки, руки рабочего и солдата, широкие плечи.
Не зная Фурманова, не читая «Чапаева», по одному этому портрету мы могли бы судить о человеке большого обаяния, богатой творческой, духовной жизни, доброго, внимательного к людям, искреннего, героического и кристально чистого.
К этому портрету целиком относятся слова В. Д. Поленова, сказанные художником по поводу одного из ранних портретов Малютина, портрета художника Бакшеева:
«Малютин в своих портретах поднялся на недосягаемую высоту умением схватывать сходство не фотографическое, а живое».
И действительно, Фурманов, так рано ушедший от нас (он умер в 1926 году), останется в памяти людей скромным и талантливым человеком новой эпохи, каким он был в жизни, каким изобразил его Малютин.
Малютин начал серию портретов деятелей русской культуры в 1910 году, задумав, как он говорил, «сделать серию портретов крупнейших современников из области науки, искусства и политики».
До Октябрьской революции в эту серию входили главным образом портреты современных Малютину писателей и художников.
Творческую манеру Малютина-портретиста очень точно определил И. Е. Репин в письме к писателю В. А. Гиляровскому по поводу портретов последнего:
«... Авось и мне когда-нибудь посчастливится быть написанным его сочными кистями, его своеобразными, глубокими, хотя и очень скромными тонами. А Вас я поздравляю».
После революции художник, который никогда не переставал думать об общественном назначении своего искусства, поставил перед собой задачу «наивозможно более захватить в портретах современную галерею деятелей Союза ССР».
Вполне понятно, что его портретную серию продолжили портреты таких деятелей Советского государства, как А. В. Луначарский (1925), Н. А. Семашко (1922), писателей — Д. А. Фурманова (1922), А. С. Серафимовича (1933) и другие.
Как прав был В. В. Стасов, когда писал о русских портретистах: «Им важны не «заказы» и не знаменитость, а непобедимая, глубочайшая потребность написать лицо и облик того, кого они сами из значительных людей увидели, узнали, поняли, оценили и захотели оставить в картине своей кисти для потомства».



<<< Борис Михайлович Кустодиев (1878—1927)

Митрофан Борисович Греков (1882—1934) >>>

«««Русская живопись XVIII в»»»
«««Русская живопись начала XIX в»»»
«««Русская живопись конца XIX в»»»
«««Русская живопись XX в. Советская живопись.»»»

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи