Русская советская живопись . Обзор. Часть 6.

Советские живописцы все более чутко начинают воспринимать поэзию повседневности. В этом смысле показательны работы Ю. И. Пименова. Его «Новая Москва» (1937) проникнута трепетным чувством современности. Интересна композиция картины, увиденной как бы с точки зрения пассажира автомашины, проносящейся по улицам Москвы. За рулем сидит молодая женщина, а кругом — новостройки, снуют пешеходы и автомобили, кипит жизнь. Написанная широко, наполненная ощущением движения, эта картина заражает зрителя бодрым, жизнерадостным настроением.
Одной из важнейших тем в советском искусстве 1930-х годов становится жизнь и труд колхозного крестьянства.
Эта тема занимает видное место в творчестве С. В. Герасимова. Еще в 1920-х годах он пишет ряд портретов крестьян, выявляя их типические черты.
Написанный в 1933 году портрет «Колхозный сторож» подытоживает жизненные наблюдения художника. Уверенность, спокойствие, недюжинный ум и независимость — вот главные свойства характера этого человека, хозяина своей земли.
Если «Колхозный сторож» — это типический образ нового крестьянина, то «Колхозный праздник» (1937)—красочный, жизнерадостный гимн колхозной жизни, коллективному труду. Пронизанная светом и воздухом, наполненная радостным ощущением жизни, картина оптимистична не только по своему сюжету, но и по всему красочному звучанию. Образы людей в картине, их психологические характеристики несколько «растворяются» в общем цветовом потоке живописи. Однако эта особенность характерна для многих произведений рассматриваемого периода: воспевая события в целом, художники как бы не успевают вглядеться в лица людей, не сосредоточивают на них своего внимания.
В своем произведении «На обед к матерям» (1935) Т. Г. Гапоненко через характерный, но вместе с тем незатейливый бытовой сюжет показывает большие преобразования, происшедшие в жизни колхозной деревни. Картина подкупает своей безыскусственной теплотой и человечностью. Мягкий солнечный свет, который хочется назвать ласковым, добрым, создает атмосферу сдержанной радости. Одухотворенная искренним чувством художника, обыденная сцена становится поэтичной.
На выставке «Индустрия социализма» среди произведений на колхозную тему метко охарактеризованными образами крестьян выделялось полотно «Колхозный праздник» (1937) А. А. Пластова. Живописец создал правдивую картину настоящего народного празднества, красочного, яркого, жизнерадостного. Работа художника не свободна от недостатков: его словно захлестывает изобилие жизненных впечатлений, ему хочется показать и то, и другое, и третье, в результате картина получилась несколько загроможденной деталями, хаотичной по композиции. Несмотря на это, она несла в себе черты, очень важные для нашего искусства 1930-х годов. Художник в характеристиках крестьян далек от какой бы то ни было схематизации и упрощения. Перед нами живые, реалистически полнокровные образы крестьян обновленной деревни.
Общая эволюция, наблюдаемая в советском искусстве середины 1930-х годов, достаточно ясно прослеживается и в портретной живописи. Ее главный герой, рядовой строитель социалистического общества — рабочий, воин, ученый. Активные качества характера — воля, энергия, творческий энтузиазм — раскрываются художниками как типичные черты советского человека.
Широкое распространение получает групповой портрет. Часто произведения такого рода отражают какое-либо знаменательное событие. В них имеется определенная сюжетная завязка, и портрет начинает по своим творческим задачам приближаться к тематической картине. К числу характерных произведений этого типа можно отнести «Встречу слушателей Военно-воздушной академии имени Н. Е. Жуковского с артистами Театра имени К. С. Станиславского» (1938) В. П. Ефанова. К сожалению, стремление представить эффектное зрелище отвлекло художника от углубленного раскрытия характеров изображаемых людей.
Вообще большинство портретов рассматриваемого периода передает общие свойства характера советского человека — строителя. Духовный мир героев, их индивидуальный строй мыслей и чувств еще слабо раскрывается художниками. Ив этом — известный недостаток портретного творчества 1930-х годов. Однако все чаще живописцы ставят перед собой задачи психологического решения образа. Именно эта тенденция выступает на первый план по сравнению с другой, сложившейся в 1920-е годы, тенденцией обобщенно-типологического портрета. Обобщение в лучших портретах 1930-х годов, и прежде всего — у М. В. Нестерова и П. Д. Корина, достигается благодаря более углубленному пониманию духовной сущности человека, благодаря выражению интеллектуально-творческого начала личности портретируемого.
О внимании к духовной жизни человека говорят проникнутые лирическим, теплым чувством произведения: «Парашютистка» (1936) К. Ф. Юона и «Портрет сына» (1935) И. Э. Грабаря. Развивая традиции русского реалистического искусства, И. Э. Грабарь в портретах академиков С. А. Чаплыгина (1935) и В. И. Вернадского (1935) создает цельные и вместе с тем индивидуально неповторимые образы современников — мыслящих, живо заинтересованных окружающим людей.
Заметно усиливается интерес к человеку в творчестве такого самобытного мастера живописи, как П. П. Кончаловский. Влюбленный в красочную стихию предметного мира, художник видит натуру прежде всего в ее живописно-пластическом проявлении. Кончаловский не аналитик и не психолог. Личность портретируемого он постигает непосредственно, чувством. Однако в каждом из его портретов улавливается неповторимый духовный облик изображаемого человека. И композитор С. С. Прокофьев (1934) не только внешне, но и внутренне не похож на режиссера В. Э. Мейерхольда (1938), так же как последний не похож на летчика А. В. Юмашева (1941). Своеобразие композиции, свежесть и новизна колористического восприятия в каждом случае выражают особое отношение художника к тому, кого он изображает.
Много работает над портретными образами деятелей культуры, советской интеллигенции А. М. Герасимов. Его интересует характерный жест, поза, движение и улыбка, живой облик человека. В 1939 году им написаны портреты О. В. Лепешинской, А. К. Тарасовой, И. Д. Папанина. К сожалению, культ личности Сталина очень сильно сказался на творчестве этого живописца, уже с начала 1930-х годов обратившегося к созданию ложнозначительных, помпезных портретных композиций.
Наиболее крупным явлением в портретной живописи явились произведения М. В. Нестерова. Имя этого художника стало известно еще в 80-х годах прошлого столетия. В дореволюционное время он написал ряд картин, в которых поэтическое видение русской природы сочетается с идеализацией старой Руси, с религиозно окрашенной созерцательностью. Великая Октябрьская социалистическая революция и те новые преобразования, которые она принесла, не сразу, постепенно, но в корне изменили характер творчества художника. Обращаясь к действительности и к своим современникам, Нестеров создает замечательную галерею образов советской интеллигенции.
Художника привлекали сильные, волевые люди, творчески и интеллектуально одаренные. Он понимал портрет как единый и цельный организм, в котором все элементы выражают характер модели.
Разнообразие творческих приемов Нестерова, неповторимость манеры исполнения каждой работы отвечают его пониманию личности портретируемого. Но одна общая черта присуща всем без исключения нестеровским портретам — острота внутренней характеристики человека, которая выявляется всеми художественными средствами: композицией, колоритом, рисунком. Нестеров почти всегда изображает своих героев в состоянии внутреннего напряжения, когда все их душевные и умственные силы как бы собраны воедино. Человек и дело его жизни — вот главная тема портретов выдающегося мастера живописи. Как никто другой, художник умел раскрыть духовную красоту человека, его интеллектуальную активность. Эти особенности творчества Нестерова ярко проявились в портретах И. Д. Шадра (1934), И. П. Павлова (1935), С. С. Юдина (1935) и В. И. Мухиной (1940).
Ученик Нестерова — П. Д. Корин пишет в 1930-е годы ряд психологически содержательных портретов. Глубоко продуманные и композиционно построенные портреты Корина — это обобщение многих наблюдений, вывод из всего прочувствованного и передуманного в процессе работы. Раскрывая силу духа, внутреннее благородство человека, художник обостряет его образную характеристику. Контрасты светотени, подчеркнутая угловатость формы и резкость живописи, категоричность линейного силуэта свойственны его живописной манере. Портреты М. Горького (1932), М. В. Нестерова (1939), А. Н. Толстого (1940), Н. Ф. Гамалея (1941) показывают зрелое мастерство художника, его высокую профессиональную культуру.
В 1930-е годы в советском портрете складываются все те черты (стремление к большей индивидуализации характеристик, к психологическому раскрытию образа человека), которые получат свое углубление и развитие в портретах военного и послевоенного времени.
Успешно трудятся в этот период мастера советской пейзажной живописи. Большие идейные задачи, стоящие перед ними, обусловливают развитие тематического пейзажа, пейзажа-картины. Художники стремятся отразить изменившийся, преображенный трудом человека облик своей Родины, выразить в пейзаже чувства и мысли современного советского человека.
Романтическая приподнятость свойственна произведениям А. А. Ры-лова («Чайки», 1933). Ясный композиционно-декоративный строй, повышенное звучание колорита выражают оптимистическое, активное мировосприятие художника. В своих поздних работах он обращается к решению сложной задачи тематического пейзажа, показывая не только природу, но и труд человека («Трактор на лесных работах», 1934).
Духом революционной романтики овеяно произведение Рылова «Ленин в Разливе» (1934). Пейзаж, играющий в этой картине большую смысловую роль, и реален и символичен. Он не только характеризует место действия, но и досказывает, эмоционально развивает главную тему произведения, раскрывающего образ В. И. Ленина—вождя пролетарской революции.
Внимательно изучает различные состояния природы Н. П. Крымов. Его простые по мотиву пейзажи — результат вдумчивого обобщения цвета и формы. В 1937 году художник пишет «Утро в Центральном парке культуры и отдыха имени Горького». Несколько суховатое по живописи, это произведение интересно как пейзаж-картина, передающий красоту природы, возделанной руками человека.
По-своему образного обобщения достигает А. В. Куприн. В 1937 году им исполнен пейзаж-картина «Беасальская долина. Крым», явившаяся итогом многолетней работы. Спокойно и торжественно настроение вечерней тишины, царящее в природе. Торжествен ритм вертикальных деревьев. Классическая ясность видения большого мира характеризует эту работу мастера.
В пейзажной живописи 1930-х годов происходит эволюция, связанная с духовным ростом всего советского общества. Характерное для предшествующего периода разделение между пейзажем индустриальным и лирическим в это время становится не столь заметным. Обе тенденции начинают сближаться между собой, образуя новое, более сложное единство. С одной стороны, в изображении природы художники приходят к более глубоким обобщениям, создавая пейзажи-картины. С другой — индустриальный пейзаж видоизменяется, включая в себя изображение девственной природы.
Эта эволюция обнаруживается и в творчестве отдельных художников, например одного из зачинателей советского индустриального пейзажа Б. Н. Яковлева. Основной лейтмотив его творчества в 1930-е годы — природа, побеждаемая человеком («На Урале», 1955). О преобразовании природы трудом советских людей, об освоении Севера рассказывают произведения В. В. Крайнева («Водосброс на Туломской гидроэлектростанции», 1937). Общую тенденцию выражают и работы начинающего выступать в 1930-е годы Г. Г. Нисского. Обладающий острым чувством современности, художник не противопоставляет индустрию и технику природе. Эти два начала в его произведениях выступают в едином лирико-романтическом образе («Осень», 1932; «Яхта», 1935).
Происходящие изменения не означают, что лирический пейзаж в собственном смысле слова теряет свою самостоятельность. Он продолжает существовать и обогащается новыми качествами. Изображая «чистую» природу, художники выражают не только свои субъективные настроения, но и общие черты мировосприятия, свойственного советским людям, и прежде всего их оптимизм.
Традиции русского лирического пейзажа продолжаются в творчестве художников В. Н. Бакшеева и В. К. Бялыницкого-Бируля. В одухотворенных тонким поэтическим чувством пейзажах Бялыницкий-Бируля воспевает скромную, но полную особого обаяния русскую природу («Весенняя вода», 1933; «Вечер юного мая», 1937). Задушевны пейзажи Бакшеева «Осень. Вечер» (1938), «Летний вечер» (1935).
С большой теплотой и любовью отражена красота русской природы Подмосковья в работах К. Ф. Юона: сочная, насыщенная цветом живопись передает взволнованно-радостное мироощущение художника.
Ряд свежих, радостных по колориту, наполненных ощущением реальной световоздушной среды пейзажей создает в эти годы И. Э. Грабарь.
Ярко раскрывается в области пейзажа дарование С. В. Герасимова. Работая на основе традиций русского лирического пейзажа И. И. Левитана, В. А. Серова, М. В. Нестерова, художник умеет видеть природу своими глазами. Поэтичность и мягкая задушевность в передаче природы, колористическое богатство — отличительные черты пейзажей Герасимова. Как правило, их мотивы незатейливы и скромны, а живопись лишена резких цветовых сочетаний. Русская природа в пейзаже «Зима» (1939) передана сдержанным, но выразительным колоритом. Построенный на нежных градациях серого, белого, синеватого, пейзаж тонко передает состояние мягкого зимнего дня, лирически радостное, бодрое настроение.
О любви к жизни, к ее многоцветной красочности говорят пейзажи и натюрморты А. М. Герасимова. Правда, увлекаясь броской и размашистой живописью, он нередко отдает дань внешней эффектности. Одна из лучших его работ — «После дождя» (1935). Изображая уголок освеженного ливнем сада, художник восторженно смотрит на природу, широким, торопливым мазком стараясь уловить ее трепетную красоту.
Много и плодотворно работает в жанре пейзажа и особенно натюрморта П. П. Кончаловский. В центре внимания художника — выявление средствами цвета красочного богатства мира, плоти вещей. Его живопись темпераментна и индивидуально неповторима. Она покоряет свежестью колористического ощущения, сочностью красок. Что бы ни изображал художник: весну («Верхушки берез», 1934) или осень («Первый снег», 1940), битую дичь («Мясо и птица», 1936) или цветы (многочисленные «Сирени»)—во всем он открывает полнокровную поэзию жизни.
Красотой вещественного мира любуется в своих мастерски написанных натюрмортах И. И. Машков. Предметы, изображенные на его полотнах, осязаемы и весомы («Ананасы и бананы», 1938). Раскрывая эти качества натуры, художник далек от ее иллюзионистического повторения. Точная лепка формы достигается в его произведениях средствами цвета, строгой и колоритной живописью. Во всех жанрах советской живописи 1930-х годов развиваются и крепнут новые черты, связанные со все более глубоким овладением художниками методом социалистического реализма.
Интенсивно развивается искусство в национальных республиках, где также укрепляются позиции реализма. Большую роль в этом отношении сыграла творческая взаимосвязь между искусством братских республик и русским советским искусством.



<<< Русская советская живопись . Обзор. Часть 5.

Русская советская живопись . Обзор. Часть 7. >>>

«««Русская живопись XVIII в»»»
«««Русская живопись начала XIX в»»»
«««Русская живопись конца XIX в»»»
«««Русская живопись XX в. Советская живопись.»»»

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи