Русская живопись конца XIX и начала XX века. Обзор. Часть 2

Особое место в русском искусстве занимает творчество Н. А. Касаткина.
В своих произведениях этот художник охватил целую полосу в жизни русского рабочего класса, вплоть до первых его боев против самодержавия в декабре 1905 года. Для того чтобы глубоко ознакомиться с жизнью рабочих, Касаткин в течение семи лет ездил на донецкие шахты, собирал здесь этюдный материал, накапливал впечатления. Это дало ему возможность полно и разносторонне, с большой художественной силой отобразить жизнь и труд шахтеров. Но не только темы каторжного труда углекопов, не только бедственное положение тяжко эксплуатируемого трудового люда составляют содержание картин Касаткина. Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на некоторые этюды горняков, например на знаменитую «Шахтерку» (1894) или на «Шахтера-вагонетчика» (1894); написанные суровыми красками рабочие, в их жалких рубищах, покрытых угольной пылью, для художника прежде всего — люди, люди волевые, полные силы духа, несломленного человеческого достоинства. Центральная картина этой серии «Углекопы. Смена» (1895) отражает возрастающую мощь российского пролетариата; прямая угроза поработителям видна в горящем взгляде главного героя картины — чернобородого великана-забойщика. В картине «Тяжело» (1892) выведен молодой рабочий, посвятивший себя революционной борьбе за право своего класса; этому произведению сам художник первоначально дал название «Буревестник». Недаром, когда заводчик С. Морозов приобрел эту картину Касаткина для своей коллекции, другой капиталист упрекал его в поддержке такого рода искусства: «Что вы делаете? Подсекаете сук, на котором сидите». Такая оценка наглядно показывает, какое революционизирующее влияние имели подобные произведения.
Для Касаткина вполне закономерным было обращение во время первой русской революции к темам вооруженной борьбы рабочего класса.
Рядом с этими мастерами, хотя и несколько особняком от них, работал крупнейший из русских реалистов начала XX века — В. А. Серов. Подобно И. Е. Репину, учеником и продолжателем которого он являлся, Серов вошел в историю русского искусства как художник исключительной глубины и многосторонности, с блеском испытавший свои силы почти во всех жанрах живописи и графики. Но высшие его достижения принадлежат области портрета.
Целая эпоха заключена в созданной им портретной галерее его современников.
Ранние произведения Серова восьмидесятых годов — «Девочка с персиками» (1887) и «Девушка, освещенная солнцем» (1888) — напоены солнечным, светлым восприятием мира, это настоящая песня о юности человека, о его душевной чистоте, о радости жизни. С годами искусство художника становится все более суровым и строгим, жизнь раскрывается перед ним в ее противоречиях, в социальных контрастах. Но хотя правда нередко оказывается горькой — Серов не изменяет ей никогда. Непоколебимая правдивость убежденного реалиста, неумолимая верность глаза и руки не покидают Серова и тогда, когда ему приходится портретировать представителей господствующих классов (а по их заказам художнику пришлось работать немало); им всем он дает в своих портретах самые беспощадные характеристики. Художник М. В. Нестеров так говорил об отношениях Серова и его заказчиков: «Он издевался над ними кистью. Не постигаю, как они этого сами не замечали! Удивляюсь, как они принимали от него эти портреты!»
Серов раскрывает наглую самоуверенность и грубость промышленников и банкиров, пустоту и бездушие наряженных в меха и бриллианты дам высшего света, внутреннее ничтожество сановной аристократии... Своими портретами, разоблачающими истинную сущность всех этих Морозовых, Гиршманов, князей Голицыных и Юсуповых, художник выносил суровый приговор старому, уходящему миру. Всем этим «сильным мира сего» он противопоставлял образы простых людей из народа («Баба с лошадью») и образы прогрессивных деятелей русской культуры — тех, чьими именами и сегодня гордится наша страна: Станиславский, Ермолова, Репин, Чехов, Шаляпин — вот люди, на стороне которых громадное уважение и искренняя любовь художника. Уже накануне самой революции, в 1904 году, Серов создал сильный, романтически приподнятый портрет Максима Горького; художник выразил этим свою горячую симпатию к тому новому миру, представителем которого был великий Буревестник революции.
Говоря о новом этапе развития русского искусства, необходимо отметить, что развитие и углубление реализма в нем шло не только путем расширения тематики и обращения к новым явлениям действительности, но также и по пути расширения и обогащения художественных средств отражения этой действительности. Об этом свидетельствуют монументальные формы и мощное письмо картин Репина и Сурикова, особая острота характеристики человека в портретах Серова, пронизанная светом и воздухом живописная ткань поздних пейзажей Левитана. О том же свидетельствует и творчество мастеров более скромного масштаба — плеяды выступивших в это время пейзажистов, продолжателей славной традиции русского пейзажа второй половины XIX века. Эти художники — С. Виноградов, С. Жуковский, А. Рылов, К. Юон, И. Грабарь, Л. Туржанский, В. Бялыницкий-Бируля и другие — стремились выражать свежесть и трепетность непосредственного ощущения природы, те тонкие оттенки настроения, которые она пробуждает в человеке. Свои поэтические чувства — то энергичные, бодрые, мажорные, то задумчиво-лирические — они передают характерной широкой, обобщенной, сочной живописной манерой, не противоречащей выражению во всей полноте творческой индивидуальности художника.
Здесь же, конечно, не может быть обойден молчанием и Константин Коровин: прекрасный живописец и тончайший колорист, пейзажист, портретист и мастер театрально-декорационного искусства, он оставил неизгладимый след в развитии русской художественной культуры. «Живопись Коровина,— писал К. Ф. Юон,— образное воплощение счастья живописца и радости жизни. Его манили и ему улыбались все краски мира».
Кроме названных художников, еще целый ряд мастеров, работавших в различных жанрах, вносил новую, свежую струю в развитие русского искусства этой поры: тонкий и своеобразный исторический живописец А. П. Рябушкин; ученик И. Е. Репина, жанрист и блестящий портретист Б. М. Кустодиев; пейзажист и анималист А. С. Степанов; скульпторы П. П. Трубецкой, А. С. Голубкина, И. Я. Гинцбург... Перечень можно было бы продолжить.
... Грянул 1905 год.
Начало революционной бури воодушевило многих передовых художников. Следуя чувству гражданского долга, они взялись за кисть и карандаш для того, чтобы запечатлеть взволновавшие их события.
Пользуясь растерянностью и временным ослаблением царской цензуры, развернули активную деятельность художники-графики. Один за другим возникали политические журналы: «Пулемет», «Жало», «Жупел», «Зритель», «Адская почта» и другие. В них видное место занимала обличительная графика, политическая карикатура. В острых, доходчивых рисунках художники высмеивали самого царя и его министров, гневно клеймили царских палачей — организаторов черносотенных погромов, душителей революции. Атмосфера общественного подъема увлекла даже таких художников, которые были раньше далеки от политики. В сатирических журналах работали В. А. Серов, Е. Е. Лансере, М. В. Добужинский, Б. М. Кустодиев и другие.
С большим воодушевлением обратились к революционной тематике и живописцы.
Старейший передвижник В. Маковский и молодой ученик Репина И. Бродский запечатлели расстрел 9 января и похороны жертв Кровавого воскресенья.
Много и упорно работал в октябрьские и декабрьские дни 1905 года С. Иванов, делавший зарисовки и эскизы во время митингов, на улицах и площадях восставшей Москвы. В драматической, остро скомпонованной и лаконично написанной картине «Расстрел» он изобразил расправу царских войск над безоружной толпой. Другая его картина изображает приезд карательного отряда в деревню.
Рядом эскизов откликнулся на революционные события и Репин («Красные похороны», «У царской виселицы» и другие). Вера в светлое будущее народа не покидала замечательного художника даже после поражения первой русской революции. «Я верю, что еще Россия будет жить разумно и весело, когда сбросит с себя бюрократическое иго, так долго злокачественным раком мертвящее самодеятельность способнейшего народа»,— писал Репин в одном из своих поздних писем.

Страницы: [1] [2] [3]



<<< Русская живопись второй половины XIX века. Обзор. Часть 5.

Русская живопись конца XIX и начала XX века. Обзор. Часть 3 >>>

«««Русская живопись XVIII в»»»
«««Русская живопись начала XIX в»»»
«««Русская живопись конца XIX в»»»
«««Русская живопись XX в. Советская живопись.»»»

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи