Аркадий Александрович Рылов (1916—1988)

Красные пришли
Красные пришли (1962)

... Яркое полуденное солнце залило белорусское село. На пыльной улице остановилась на короткий привал красная конница. Спешившийся боец жадно пьет воду прямо из крынки. Перед ним женщина с торопливо наброшенным на голову платком. Она в каком-то оцепенении. Рядом с ней мальчишка в буденовке, в старом, оставшемся, очевидно, от отца поношенном френче, спускающемся до колен, он во все глаза смотрит на бойца. А кругом бойцы, крестьяне, тачанки, лошади, они образуют живописные группы. Таким был первый вариант картины «Красные пришли» Е. Е. Моисеенко.
При всей своей убедительности, запечатленная сцена носила, скорее, частный, жанровый характер и не выражала цельный, синтетический образ Красной конницы, к чему стремился автор. Вот почему почти завершенный холст был отставлен в сторону и начались новые поиски. Через десятки эскизов, набросков, шаг за шагом художник приближался к цели. Композиция не один раз решительно пересматривалась и изменялась.
В ходе работы художник почувствовал необходимость поехать в белорусское село Уваровичи, где он родился. Воспоминания детства с новой силой охватили его. Здесь он впервые услыхал мощный топот кавалерии. То было тревожное, полное напряжения время гражданской войны. Здесь прошли его школьные годы. Отсюда Моисеенко ушел учиться в Московский художественно-промышленный техникум имени М. И. Калинина. В годы Великой Отечественной войны он служил в кавалерийских частях. В 1947 году Моисеенко с отличием окончил Институт имени И. Е. Репина, защитив дипломную картину «Генерал Доватор», и с тех пор постоянно обращается к благородной теме борьбы советского народа с фашистской Германией. От года к году все глубже раскрывался яркий, самобытный талант художника. В его работах — будь то монументальные росписи, произведения на историческую или революционную темы, батальные или жанровые картины, портрет или натюрморт— неповторимое образное мышление, оригинальность композиционного решения, живая, темпераментная живопись.
В Уваровичах художник много работал, писал этюды. На их основе окончательно оформился замысел картины.
Тихая деревенская улочка, запечатленная в одном из этюдов, и стала местом действия событий, изображенных в картине «Красные пришли».
Ранняя весна. Погасли последние лучи заходящего солнца. Вечерние сумерки вот-вот окутают спокойно дремлющие серебристо-сизые, с покосившимися крышами домишки. Кое-где в окнах засветились огоньки.
И вдруг в деревенский покой, словно вихрь, врывается отряд, впереди которого горит, полыхает красное знамя. На холсте всего несколько всадников. Но композиция построена так, что мы ощущаем могучую лавину бойцов, борющихся под красным знаменем революции. Никто не в состоянии их остановить. Именно этот образ так долго и упорно искал художник.
На первый взгляд композиция кажется несколько случайной, как бы выхваченной прямо из жизни. Но именно в этом и заключена ее жизненная убедительность. При внимательном анализе убеждаешься в четкой продуманности каждой детали, в строгом отборе и подчинении их основной мысли.
Казалось бы, деталь — забор на переднем плане. Но его отсутствие на некоторых эскизах сковывало динамику движения, расширяло улочку до размеров площади и тем самым отодвигало зрителя от героев картины. Теперь же вся композиция строится таким образом, что зритель, воспринимающий картину, чувствует себя активным участником происходящего события. Одно время в ходе работы над холстом автор помещал у открытой калитки, на переднем плане, девушку, приветствующую красных воинов. Но вскоре художник убедился, что эта фигура придает некоторую многословность композиции, лишает зрителя активности. Моисеенко убрал эту превосходно написанную фигуру. И теперь уже это нам, зрителям, один из бойцов приветственно машет рукой. А мы, вместе с жителями деревни выбежав на улицу, так и не успели разглядеть проскакавшего знаменосца, заметили лишь его мускулистую руку, держащую древко знамени. Вот-вот скроется и трубач. А вслед за ними рвется вперед широкоскулый загорелый боец в синей бурке. По его глазам, несколько утомленным, но внимательно следящим за всем, что происходит на улице, по всей напряженной его фигуре мы безошибочно узнаем красного командира. Рядом с ним на иссиня-вороном коне комиссар в выцветшей от солнца и дождя гимнастерке. У него глубоко запали глаза, худые щеки, плотно сжатые губы. Он наглухо застегнул шлем. Вся его фигура — как натянутая струна. Это человек железной воли, беспредельно верящий в великую идею революции. За ним бойцы: широко нам улыбающийся, видавший виды, с открытым крестьянским лицом, и тот, что приветственно машет рукой. Мчащийся рядом с ними юноша по-мальчишески серьезен, его романтическая душа стремится скорее ринуться в бой. Он весь подался вперед. Разные судьбы, разные характеры, каждый развивает и дополняет другой образ, создавая целостный, пластически обобщенный образ Красной Армии времен гражданской войны.
Работая над картиной, художник искал конкретные черты своих героев. Иногда находил более или менее подходящий типаж, писал этюд, который затем в картине трансформировался согласно замыслу. Иногда же образ создавался целиком творческим воображением художника. Так, уже в первых набросках мы узнаем общие очертания фигуры комиссара, образ которого от эскиза к эскизу все более и более приобретал конкретные черты. В картине нет ни одного образа, взятого прямо из жизни или имеющего определенный прототип, за исключением, пожалуй, белобрысого мальчугана, который первым, как и подобает мальчишке, выскочил на крыльцо. Художник вспоминает, что красные всадники ему, тогда еще мальчику, казались гигантами. Такими они и предстают перед нами в его картине.
Это произведение глубоко захватывает зрителя, заставляет вновь переживать далекие, ставшие легендой дни. Такое впечатление усиливается от превосходно найденного выразительного рисунка, масштабов темных и светлых, теплых и холодных тонов, от страстной, темпераментной живописи, то прозрачной, почти акварельной, то широкой, пастозной со стремительно нанесенными мазками, через которые просвечивают другие цвета, что создает такое колористическое богатство, при котором каждый кусок холста представляет собой драгоценность.
Картина «Красные пришли», как и все творчество Моисеенко, еще раз убеждает в том, что только на пути реализма способен полностью раскрыться яркий талант художника, получают простор его мысль и фантазия, форма и содержание его искусства.



<<< Борис Сергеевич Угаров (1922—1991)

Русская живопись XVIII века. Обзор >>>

«««Русская живопись XVIII в»»»
«««Русская живопись начала XIX в»»»
«««Русская живопись конца XIX в»»»
«««Русская живопись XX в. Советская живопись.»»»

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи