Гелий Михайлович Коржев (род. в 1925 г.)

Поднимающий знамя
Поднимающий знамя (1960)
Коммунисты. Триптих

В 1960 году на республиканской художественной выставке «Советская Россия» московский живописец Гелий Коржев впервые показал свою новую работу — триптих «Коммунисты».
Появление триптиха оказалось одним из самых значительных событий выставки. Художник, сравнительно недавно начавший самостоятельную жизнь в искусстве, создал произведение, которое заставило говорить о нем как об одном из крупнейших мастеров советского изобразительного искусства.
Чем же примечательна эта работа?
Триптих «Коммунисты» состоит из трех картин, каждая из которых имеет самостоятельное значение. Будучи объединены одной общей темой, замыслом автора и определенными художественными средствами, все три картины представляют собой единое, неразрывное целое.
Центральная часть триптиха — «Поднимающий знамя».
Городская булыжная мостовая, трамвайные рельсы, водосточный люк... Здесь убили рабочего-знаменосца. Его товарищ, опустившись на одно колено, поднимает знамя, выпавшее из рук убитого. Лицо рабочего, поднимающего знамя, побледнело от гнева. Его глаза сурово и ненавидяще смотрят на убийц — их нет в картине, но мы чувствуем, что они перед ним где-то совсем рядом. Мускулы его больших и тяжелых рабочих рук напряжены, и вся его фигура, словно приготовившись к прыжку, выражает страстную и решительную энергию. Пролетарий-революционер, он полон решимости победить или умереть, но не отдать знамени врагу. О борьбе первых революционеров с самодержавием, о верности партийному долгу рассказывает это произведение.
«Интернационал» — так называется вторая картина.
Гражданская война. Залитое солнцем поле боя. Уже убиты почти все бойцы, и только двое красноармейцев остались живы. У них кончились все патроны, но они не сдаются. И точно так же, как воевали, они встали рядом, спиной к спине, чтобы встретить смерть. Кругом убитые товарищи, наступающие белогвардейцы — хотя они не показаны художником, но это явственно чувствуется,— а красноармейцы стоят. И там, где они стоят,— на этом клочке земли — еще Советская власть, которую они будут защищать до последней капли крови, потому что идет «последний решительный бой». Над ними реет красное знамя, и звуки «Интернационала» торжествующе оглашают поле брани. Во всем этом столько прекрасного презрения к смерти, столько мужества и уверенности в своей правоте, что, глядя на красноармейцев, мы понимаем: они умрут непобежденными.
«Ранее весь человеческий ум, весь его гений творил только для того, чтобы дать одним блага... культуры, а других лишить самого необходимого — просвещения и развития. Теперь же... все завоевания культуры станут общенародным достоянием». Эти слова Ленина, произнесенные им в январе 1918 года на III Всероссийском съезде Советов, помогают нам понять смысл содержания последней картины триптиха «Гомер (Рабочая студия)».
За скульптурным станком стоит красноармеец и лепит голову Гомера. Гражданская война, очевидно, только окончилась, и поэтому бывший боец еще одет в кожаную тужурку, гимнастерку, галифе и ботинки с обмотками.
Человек этот уже немолод, черты лица его грубые и некрасивые, но как много в этом рабочем и бойце внутренней силы и духовной красоты! Постижение тайн не ведомого ранее искусства ему дается явно с трудом. И в том, как он неумело придерживает одной рукой глиняную голову, а другой, собранной в горсть, пытается лепить, и в том, каков результат его усилий,— во всем этом мы чувствуем неумение любителя, его самые первые шаги в скульптуре. Однако обратите внимание, как крепко расставлены его ноги, как упрямо сжат рот, как внимательно и напряженно боец смотрит на Гомера, и вы почувствуете уверенность: этот красноармеец, отстоявший молодую Республику Советов, сумеет овладеть и мастерством художника.
Рядовой солдат революции, он осуществляет задачу, выдвинутую Лениным: учиться, овладевать наследием мировой культуры. О том особенно выразительно говорит такая, казалось бы незначительная, деталь, как тоненькие ученические тетрадки, лежащие под буденовкой на столе.
Таким образом, мы видим, что, несмотря на различные сюжеты, все три картины объединены одной общей темой — темой борьбы рабочего класса за Советскую власть.
И хотя во всех картинах изображены различные люди — герой триптиха один. Все три части произведения создают как бы общий собирательный образ рабочего-коммуниста. Этот образ воскрешает перед нами бессмертные дни героического прошлого нашей Родины.
Произведение Коржева рассказывает о мужестве и стойкости, проявленных коммунистами в дни подготовки революции, гражданской войны и послевоенного строительства. Эти люди, посвятившие свою жизнь служению партии, шли, не задумываясь, на смерть, вдохновляемые идеями великого вождя первого социалистического государства в мире. Именно о них, о коммунистах, изображенных художником Коржевым, хочется сказать словами поэта Николая Тихонова:
Гвозди бы делать из этих людей, Не было б в мире крепче гвоздей.
Триптих «Коммунисты» явился большим достижением художника, потому что он сумел идею, лежащую в основе произведения,— идею верности рабочего класса партии—раскрыть в образах глубоких и волнующих. И в том заключается секрет эмоционального воздействия триптиха.
Каждый персонаж картин Коржева — не некий отвлеченный положительный герой, еще так часто встречающийся в наших картинах, а конкретный, с определенным характером человек, в котором угадывается сложная, трудно прожитая биография.
Изображая этих людей в момент свершения ими подвига (потому что даже для красноармейца, занимающегося лепкой, его работа — подвиг), Коржев не идеализирует их, не приукрашает события, в которых они участвуют. И люди, и время предстают перед нами во всей суровой и жестокой жизненной правде.
Герои Коржева — обыкновенные, внешне не слишком привлекательные люди. Лица их обветрены, небриты, руки огрубели от тяжелого физического труда. Одеты они не в отутюженные костюмы, а в старые, поношенные одежды: выцветшие гимнастерки, вытершиеся тужурки, рваные ботинки.
Такая характеристика внешнего облика персонажей триптиха сразу же заставляет зрителя поверить в историческую верность изображенных событий.
Силой своего таланта художник Коржев, никогда не видевший ни революции, ни гражданской войны потому, что он родился много лет спустя после этих событий, сумел воссоздать образы рабочих-пролетариев, представителей той многомиллионной армии «голодных и рабов», которые вышли на смертный бой, чтобы «свергнуть гнет рукой умелой, отвоевать свое добро».
А так как своих героев Коржев наделяет прямым и непреклонным характером, мужеством, отвагой и волей, у зрителя не остается сомнения в их победе. И потому, несмотря на драматический характер событий, изображенных в триптихе, все произведение полно жизнеутверждающего оптимизма.
Художественный язык произведений Коржева отличается большой простотой, лаконичностью. Коржев буквально изгоняет из картин все лишнее, что могло бы отвлечь зрителя от главного — правильного прочтения человеческих характеров. Для этого он кадрирует композицию таким образом, чтобы в поле зрения зрителя был только изображенный герой. Для того же он оставляет в картине только те немногие детали, которые могут углубить, уточнить замысел изображаемой сцены. В триптихе нет ничего случайного, что не работало бы на раскрытие содержания как всего произведения в целом, так и каждой картины в отдельности.
Продумывается все до мелочей, начиная с построения (смыслового, композиционного и живописного) всего триптиха и кончая обращением художника с деталями.
Чтобы в том убедиться, достаточно проследить, например, как Коржев скомпоновал триптих. Работая над его созданием, художник был далеко не безразличен к тому, в какой последовательности зритель будет рассматривать каждую часть триптиха. Определенными художественными средствами он заставляет зрителя смотреть так, как это задумано, как это необходимо для наилучшего восприятия содержания всего триптиха.
Подойдя к «Коммунистам», мы прежде всего обращаем внимание на картину «Поднимающий знамя». И не только потому, что она является центральной частью триптиха, но и потому, что из трех картин она наиболее эмоциональна. Образ рабочего необычайно выразителен, композиция экспрессивна, а цвет — цвет красного полыхающего знамени — не может не заставить человека остановиться.
Рассмотрев картину, мы непременно затем взглядываем туда, где расположен «Интернационал». И это тоже не случайно. Движение фигуры рабочего в центральной части триптиха и наклон древка знамени направлены вправо. Следуя за ними взглядом, мы непроизвольно смотрим на правую часть триптиха. И только после этого глядим на левую часть, куда, собственно, и обращены фигуры «Интернационала».
Так, от картины к картине ведет художник зрителя, направляя его и помогая ему постичь содержание в определенной последовательности.
Как и во всяком произведении, в котором композиция найдена и решена, в триптихе нельзя убрать ни одну из его частей, чтобы не пострадало целое. Его завершенность достигается и цветом (красный флаг у рабочего, красное знамя у бойцов Красной Армии, красная звезда на буденовке студийца) и композиционным приемом: фигуры в крайних картинах повернуты лицом к центральной, и их позы почти зеркально повторяют друг друга. Поэтому, несмотря на некоторую фрагментарность отдельных картин, собранные все вместе, они составляют единый художественный организм.
Такой же продуманностью, сознательным отношением художника к средствам выражения отмечена каждая картина триптиха. В них нет ничего случайного, что не было бы органически связано с идеей произведения.
Каждая деталь является существенной, необходимой, помогая автору полнее раскрыть его замысел. Рука знаменосца в картине «Интернационал», сжатая в кулак и опущенная вдоль тела, казалось бы, не имеет большого значения, а между тем как много она говорит нам и о характере этого человека, и о его мужестве, и о решимости красноармейца бороться до конца.
И разве не является важнейшим звеном в характеристике трубача то, как он уверенно и твердо стоит на земле?
Гильзы расстрелянных патронов, приклад винтовки, брошенной на землю, ноги убитого солдата и перевязанная рука трубача — эти детали с необычайной силой воссоздают перед нами картину боя.
То же самое можно было бы проследить и в других картинах: конкретная, лаконичная деталь, неотъемлемая от замысла, логически оправданная,— вот что наблюдаем мы в триптихе «Коммунисты».
Такое умелое владение художественными средствами выдает в Коржеве большого, настоящего мастера. И, как у каждого подлинного художника, это мастерство явилось результатом долгих поисков решения (десятки эскизов предваряли работу на холсте), неоднократных переделок картин (достаточно указать, что «Гомер» является четвертым вариантом, выполненным при решении левой части триптиха).
Работа над триптихом длилась четыре года.
Путь, который был пройден художником от первых эскизов к окончательному решению каждой картины,— это путь неустанных исканий наиболее острой человеческой характеристики, предельно выразительных деталей и динамичного композиционного решения.
Так, например, первоначально «Интернационал» представлял собой многофигурную, довольно невыразительную композицию. Однако раз от раза Коржев уменьшал в эскизе количество людей, отбрасывал ненужные детали и в конце концов остановился на решении, где осталось только двое красноармейцев — трубач и знаменосец.
Нечто аналогичное происходило и при работе над картиной «Поднимающий знамя». Ранний эскиз представлял собой группу демонстрантов, впереди которых стоял во весь рост рабочий, державший древко упавшего знамени. Постепенно меняя композицию, Коржев сокращал число демонстрантов и оставил в окончательном варианте только одного рабочего, вставшего на колено около убитого товарища.
Та же работа была проделана художником и при создании картины «Гомер».
В процессе работы художник стремился преодолеть многословность, неясность ранних композиционных решений, тщательно отбирая для картины только самое необходимое, самое значительное — все то, что может наиболее ясно и точно выразить его идею.
Успех триптиха «Коммунисты» закономерен. Он явился результатом серьезного критического отношения художника к своему творчеству, необычайного трудолюбия мастера и его таланта.
Все это помогло Гелию Коржеву создать произведение большого общественного и художественного значения, произведение, которое заставляет людей переживать, волноваться и вспоминать те далекие годы, когда в тяжелой героической борьбе рождалась первая в мире Советская власть.



<<< Вячеслав Францевич Загонек (1919—1994)

Алексей Петрович Ткачев (род. в 1925 г.) >>>

«««Русская живопись XVIII в»»»
«««Русская живопись начала XIX в»»»
«««Русская живопись конца XIX в»»»
«««Русская живопись XX в. Советская живопись.»»»

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи