Дмитрий Константинович Мочальский (1908—1988)

Первое утро. Гостеприимство.
Первое утро. Гостеприимство (1959)
Люди целинных земель. Цикл картин.

Сама жизнь подсказала художнику большую тему, захватившую его целиком и как нельзя больше соответствующую характеру его таланта, — тему освоения целинных земель.
На целину в Казахстан Д. К. Мочальский приехал впервые в июле 1954 года, вслед за первыми новоселами. Попав случайно на попутной машине в зерносовхоз «Целинный» Кокчетавской области Рузаевского района, там и остался работать.
Первые месяцы жизни на целине были особенно интересны для художника. «Жизнь была как на ладони. Люди, характеры, помыслы и дела — все на виду», — говорит Дмитрий Константинович.
Совхоз только еще строился, раскинувшись по берегу извилистой степной реки Ишим; новоселы временно жили в палатках единым и дружным коллективом. Такая жизнь «на виду» давала возможность постоянно и в самых различных ситуациях наблюдать людей, ближе узнавать их.
Для творческих замыслов Мочальского это было особенно важно, так как, по словам самого художника, его «больше привлекал быт людей. Быт на целине в то время, — вспоминает он далее, — был особенный, своеобразный, чем-то напоминающий быт прифронтовой полосы.
Жизнь была полна трудностей, но и романтики и больших светлых надежд».
Художник так и воспринял целину, как фронт, как «передовую большой битвы за хлеб».
Жизнь целины настолько захватила его, что после первой поездки он регулярно в течение ряда лет выезжает туда для работы. Совхоз «Целинный» стал опорным пунктом, откуда художник ездит в соседние совхозы и на полевые станы трактористов; недаром жители «Целинного» по праву считают его «старожилом» своего края.
Такие постоянные поездки в одно и то же место позволили более глубоко изучить жизнь целинников, подметить происходящие в ней изменения. Дмитрий Константинович дружен со многими семьями целинников, и это часто помогает ему в работе.
Каждая новая поездка на целину — это новые наблюдения и новые замыслы, рожденные теми огромными переменами, которые происходят на глазах у художника.
А перемен за эти годы произошло немало: давно уже на месте палаток и временных вагончиков выстроены дома, и школьники «Целинного» ходят в новую каменную двухэтажную школу, построенную вместо старой, вывеску которой писал еще в свой первый приезд Мочальский, уже появилось новое поколение «коренных целинников», посажен совхозный сад — всего и не перечтешь.
Все эти изменения отражены в этюдах и картинах художника. В каждую работу им вложено много личного отношения, отношения человека, которому близко и дорого все то, что он изображает.
Созданные на протяжении ряда лет картины о целине объединены в цикле «Люди целинных земель».
Можно смело сказать, что в работах этого цикла сконцентрировались те лучшие, наиболее характерные черты дарования Мочальского-жанриста, которые разрозненно выступали в его предыдущих произведениях.
Каждая из картин серии — короткий рассказ о людях, и, несмотря на то что ни одна из них не является обобщенным сюжетно-тематическим полотном, собранные воедино, эти картины-новеллы раскрывают перед нами своеобразие жизни целинного края.
Отличительная черта и большое достоинство этих работ — простота и жизненность найденного решения. Большинство композиций воспринимается как взятые непосредственно из жизни сцены, и в этом их обаяние.
В центре внимания художника, как и в его жанровых картинах предшествующих лет, находится человек, занятый своими будничными делами, о которых Мочальский рассказывает интересно, просто и без всякого пафоса.
Работы цикла «Люди целинных земель» ценны тем, что в созданных здесь образах воплощены черты характера всего нашего народа.
Энергией и трудом съехавшихся со всех концов страны людей постепенно создавалась жизнь этого края, возводились на пустом месте совхозы. Первый поселок из палаток был похож на раскинувшийся в степи табор — в жаркие летние дни люди жили наполовину на улице («Первые палатки на Ишиме»); через несколько месяцев художник рисовал уже последнюю палатку, окруженную со всех сторон новыми домами (рисунок «Последняя палатка»).
Вот мелькают гимнастерки солдат, приехавших убирать урожай («На току», 1959); сгрудились около «почтальона» студенты, приезжающие каждый год на помощь целинникам и с нетерпением ожидающие писем из дома («Письма пришли», 1959).
Еще спит только прибывшее на целину пополнение — усталые с дороги девушки, а заботливая хозяйка дома уже готовит им завтрак («Первое утро. Гостеприимство», 1959); после большого трудового дня танцует в степи неутомимая молодежь («Огни в степи», 1959).
И обо всем этом художник рассказывает с большим вниманием, теплом и лиризмом, а часто и с присущим ему юмором.
Он любит своих героев и хорошо знает их. Созданные им образы настолько типичны, а обстановка, в которой они показаны, настолько характерна, что целинники часто узнают в них конкретных людей и конкретные случаи. Сам художник говорит, что ему хочется донести до будущего поколения образы простых людей целины и неповторимые черты их быта — всю ту каждодневную обыденность, из которой в целом и складывается героика наших дней.
Как все хорошие жанровые картины, полотна Мочальского о целине можно рассматривать долго и с интересом: все в них — от выпукло очерченных образов до характерных, помогающих раскрытию содержания деталей — захватывает зрителя.
Различные замыслы подсказывали художнику и различное решение полотен.
Так, например, в картинах лирического характера с полным отсутствием внешнего сюжетного действия содержание в основном раскрывается через психологию героев. Для таких работ характерно своеобразное построение композиции.
Таковы полотна «Подружки» (1957) и «Молодожены-целинники» (1959).
Многое можно было бы рассказать о людях целины, глядя на притихших девчат, присевших рядом на кровати («Подружки»), И о той большой дружбе, которая им помогает в трудные минуты, и о тех, вероятно нелегких, трудовых днях, которые нередко выпадают на долю целинников.
Тихую, очевидно немного грустную, песню поет одна из девушек, вторая, задумавшись, молча прислонилась к ней.
Все внимание сосредоточено на их фигурах, занимающих большую часть холста, и это не случайно, так как именно в этих образах художник раскрывает нам большой мир чувств и мыслей молодых целинниц.
Фигуры девушек очень пластичны, их позы естественны и просты. Вспомогательных деталей в картине мало, но и такие из них, как неоштукатуренная стена с золотистыми клетками дранки или грубые сапоги на ногах у девчат, о многом говорят зрителю.
Кончается день, в его неярком, мягком свете с трудом угадываются радостные краски веселого ситцевого одеяла, висящей на стене шали с традиционными розами, скромные цвета девичьих одежд. Весь цветовой строй полотна гармонирует с настроением изображенной художником сцены.
Внешне несложная, картина очень эмоциональна и вызывает много мыслей, а созданные художником образы девушек-целинниц привлекают своей большой внутренней красотой.
Полотно «Молодожены-целинники» — одна из наиболее удачных работ цикла. Картина рассказывает нам о людях, вступающих в новую жизнь.
Для воплощения этой большой темы художник нашел очень простой сюжет. Стараясь избежать эффектного, внешне показного решения, за которым трудно разглядеть человека (а человек для художника главное), Мочальский изображает молодоженов, сидящих вдвоем в комнате своего дома.
Усталые после рабочего дня, они сидят на кровати в будничной одежде, в запыленных сапогах. Сбоку у стены — самодельный стол, на нем приемник, книги; на кровати гармонь, над ней гитара. Вот и все, что нам рассказывает об этих людях художник.
Но когда вглядываешься в эти немногие детали, в то, как сидят молодые люди, и, наконец, в них самих, то раскрываются и их взаимоотношения, и их духовный мир (в доме любят музыку, книги, а можно, учатся вечерами), и черты, характерные для целого поколения (демобилизовавшись — ведь на нем еще военная форма, — он приехал работать именно сюда, на «передний край»).
В этом полотне достигнуто единство очень лиричного, глубокого содержания и всего художественного строя произведения.
Картина удачно решена композиционно — так, что не чувствуется ничего «сочиненного». Точка зрения взята немного сверху, отчего половицы пола как бы сходятся у ног молодых людей, заставляя зрителя сразу охватить взглядом обе фигуры. Художник не побоялся поместить их сидящими словно перед объективом аппарата: находясь на виду у зрителя, они как бы раскрывают перед ним свой ясный внутренний мир.
И сразу проникаешься симпатией к серьезной миловидной молодой женщине, доверчиво прислонившейся к мужу, и к этому парню, в котором угадывается энергичный и волевой характер.
Яркий свет заливает комнату. В нем точно растворяются и кажутся разбеленными в цвете все предметы, отчего колорит картины становится светлым и легким. Такой колорит соответствует настроению изображенных людей и той атмосфере жаркого степного дня, которая передана здесь художником.
Картина «Молодожены-целинники» является не только лучшей в этом цикле, но и одной из наиболее удачных среди работ наших художников о целине.
И если первое впечатление от цветового строя обеих картин («Молодожены-целинники» и «Подружки») — некоторая неинтенсивность цвета, то, вглядываясь, начинаешь понимать, что красота этих полотен именно в сдержанности цветовой гаммы, в ее большой верности натуре, в тонких цветовых отношениях, подчеркивающих большую лиричность сцен.
Но вот перед художником иные задачи — и цветовое построение картины становится активнее. Таково яркое и мажорное полотно «Новоселы (Из палатки в новый дом)» (1957).
В комнате нового дома живут две семьи. Две половины комнаты, разделенные занавеской, а в них — две различные жизни.
В залитой светом правой части комнаты на кровати сидит молодой отец с детьми. Интересная книга поглотила внимание всех троих. Фигура мужчины в спокойной, отдыхающей позе и комочками прижавшиеся к нему, напряженно слушающие дети составляют единую, монолитную группу.
Молодая мать что-то готовит у стола. Руки женщины делают свое дело, взгляд обращен к работе, но по всей ее фигуре мы чувствуем, что она вслушивается в родные голоса, воспринимая их как что-то совершенно неотделимое от себя, от своего дома.
Двое за занавеской живут особой жизнью. .. Мужчина отдыхает, к нему на край кровати осторожно присела женщина. Они молчат.
Рассказ художника о живущих вместе семьях—не только рассказ о временных трудностях, но и о новых человеческих взаимоотношениях, о том, как трудности объединяют людей.
Каждая семья, однако, сохраняет свой особый склад жизни, свои вкусы и привычки, и это раскрыто художником в основном через детали и во многом через цветовой строй картины.
В семье с детьми — яркое красное одеяло, над кроватью оштукатуренная и выкрашенная в розовый цвет стена, вокруг простые, необходимые и веселые по цвету вещи. Во всем чувствуется народный вкус, любовь к ярким, радостным краскам.
За занавеской — более спокойные цвета и совсем иные вещи, рассказывающие нам об этих людях.
Манера письма — широкая, энергичная. Сочными, почти локальными цветами покрыты большие плоскости, мягко и живописно моделированы головы персонажей; особенно красива по цвету голова женщины, стоящей у стола, живой, энергичной линией подчеркнут абрис ее фигуры.
Такая техника выполнения в сочетании с интенсивным, мажорным колоритом придает картине большую динамичность и выразительность и позволяет говорить о ней как об одной из самых сильных и интересных работ Мочальского-живописца.
Нередко в сюжетную линию ряда работ этого цикла художник вводит юмористические черточки: они помогают сделать сцену еще более живой и естественной, а образы тем самым — более правдивыми.
Речь идет о таких картинах, как «Затянувшееся объяснение» (1954), «Ухажеры» (1957).
Какое-то затруднение у паренька, полулежащего на земле невдалеке от сидящей на траве девушки («Затянувшееся объяснение»). Третий персонаж картины — насмешливый тракторист — что-то кричит молодым людям.
Благодаря его немного комичной, задорной фигуре сцена получила разрядку, напряжение исчезло, однако это не разрушило то большое тепло и лиризм, которыми окрашено все полотно.
Еще более яркие и характерные образы молодых целинников созданы в картине «Ухажеры».
Сюжет картины, как и большинства произведений Мочальского, очень прост: идущие на работу трактористы остановились, чтобы поболтать с девушками.
Композиция полотна построена так, что зритель сразу видит главных действующих лиц — трех подошедших целинников.
Художник нашел им очень острые характеристики. Один из них, стоя немного отдельно от товарищей, четким силуэтом вырисовывается на фоне расстилающихся за ним полей. Во всей его стройной, худощавой фигуре — задор и большая уверенность в себе. Выразительна его гордо посаженная голова, характерно запоминающееся лицо — скуластое, с небольшими усиками.
Не уступает ему по силе образа и стоящий подбоченясь богатырь с выгоревшей на солнце соломенной шевелюрой; он эффектно распахнул куртку, под которой видна яркая клетчатая рубаха.
Рядом с ним — складный парень в бескозырке с ослепительной улыбкой.
«Ухажеры» — так с юмором названы трактористы, но при взгляде на них сразу вслед за первым впечатлением становится ясно — не это самое главное, что хотел показать в них художник.
В трех различных фигурах, лицах и характерах он как бы создал образы «трех богатырей» целины.
Такой замысел был у художника давно: много этюдов, много разных вариантов было написано, прежде чем пришло решение, где не прямо, не в лоб, а за шутками и озорными улыбками, за напускной грубоватостью раскрывается все то хорошее и настоящее, что есть в этих парнях.
Выразительны и образы девушек, в каждой угадывается свой определенный характер.
Самой сильной стороной картины является большая типичность созданных художником образов. Каждое лицо здесь — тип, каждому дана очень острая и конкретная характеристика, о каждом можно много рассказать.
Героев картин Мочальского всегда хочется рассматривать подробно, и чем внимательнее вглядываешься в лица, тем более понятным становится и характер каждого и их взаимоотношения.
Пейзаж в картине «Ухажеры», как и во многих других произведениях художника, эмоционально созвучен настроению героев.
Спускающийся на землю золотистый вечер сделал все ярче: золотом загорелись белые цвета палатки и одежды, еще более смуглыми в лучах заходящего солнца стали лица трактористов. А вокруг — простор и ширь целины во всем ее красочном многообразии: небо, от бирюзового до темно-синего с легкими розовыми облаками, синь реки и золотистые поля с бегущими по земле тенями от облаков.
Это ощущение бескрайнего приволья целины передано везде, где есть пейзаж.
Но пейзаж в картинах этого цикла, играя большую роль, никогда не является главным элементом картины. Он лишь помогает передать состояние людей, без которых художник как бы не мыслит себе природу этого края.
Вот и в картине «Палатка трактористов» (1957) палатка с людьми воспринимается как форпост среди бескрайних, но уже освоенных человеком степей.
Настежь откинут полог палатки, за которой расстилается уже вспаханная целина. Два молодых тракториста, переговариваясь, спешат закончить утренние дела... Утро после прошедшего дождя солнечное, яркое и очень ветреное. Ветер раздувает палатку, рвет с веревки висящее на ней белье.
Все полотно проникнуто единым настроением людей и природы, во всем чувствуется кипучий ритм жизни, задор молодости, радость от солнца и ветра, от убегающих вдаль вспаханных борозд, в которых живет труд человека.
В этой эмоциональной картине удивительно верно создан образ целинного края, где молодо все: и урожаи, и поселки, и, главное, люди.
Одна из последних картин о целине — «Энтузиасты» (1961).
Посреди распаханного поля около остановившегося трактора собрались люди. Молодой девушке—лучшей трактористке вручают вымпел, рядом прямо в землю воткнуты два знамени: красное и голубое с голубем мира.
Это обычная, сотни раз происходившая на целине сцена скомпонована живо и естественно. В ней, так же как и в других картинах серии, самое главное, что художнику удалось создать выразительные и типичные образы настоящих людей, героев и энтузиастов наших дней.



<<< Аркадий Александрович Пластов (1893—1972)

Михаил Павлович Труфанов (1921—1988) >>>

«««Русская живопись XVIII в»»»
«««Русская живопись начала XIX в»»»
«««Русская живопись конца XIX в»»»
«««Русская живопись XX в. Советская живопись.»»»

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи