Михаил Иванович Авилов (1882— 1954)

Поединок на Куликовом поле
Поединок на Куликовом поле (1943)

М. И. Авилов занимает в истории советского искусства место в ряду художников, творчество которых посвящено изображению военных событий. Большинство его картин воспроизводит эпизоды гражданской войны, жизнь Советской Армии и годы строительства социализма в нашей стране и некоторые моменты Великой Отечественной войны. Особое положение в его творчестве принадлежит немногим композициям на темы давнего прошлого — борьбы русского народа за свободу и независимость. Искренняя любовь художника к Родине, гордость великими подвигами русских бойцов выражены в картинах Авилова ясным реалистическим образным языком.
Творчество Авилова развивало традиции русской реалистической живописи конца XIX века. Профессиональное образование Авилов получил в батальной мастерской Академии художеств под руководством профессора Н. С. Самокиша. В молодые годы он испытал сильное влияние И. Е. Репина.
Авилов был участником первой мировой войны, перед его глазами проходили события гражданской войны в Сибири. Личные впечатления составили основу правдивости и убедительности изображения написанных им военных сцен. В последующие годы художник постоянно наблюдал жизнь советских воинов, выезжал на маневры, а позднее на места боев на Карельском перешейке. Все это давало художнику возможность уверенно и правдиво передавать картины боевых столкновений. Постоянная работа над пейзажем укрепляла его мастерство изображения групп и отдельных фигур в реальной природной среде, развивала умение передавать пространство, свет и воздух, изменчивое состояние земли в различные времена года, словом все то, что составляло сцену действия героев его картин.
К началу Великой Отечественной войны Авилов был уже зрелым мастером, обладавшим большим творческим опытом. Нападение гитлеровской Германии на нашу родину вызвало высокую волну горячего патриотического чувства в сердцах многомиллионного советского народа, проявившего массовый героизм на фронтах войны и в напряженном труде в тылу. Советские художники всей душой откликнулись на призыв партии и поставили свое творчество на служение великому делу защиты социалистической родины. Многие из них, потрясенные драматическими переживаниями, передали свои чувства в замечательных художественных произведениях.
В период войны особое значение приобрело воспитание средствами искусства чувства советского патриотизма в широких массах советских людей. Существенную роль в этом деле играло воскрешение славных исторических традиций освободительной борьбы народов нашей страны против иноземных захватчиков. Этим определялось возникновение многих художественных произведений на темы давних событий отечественной истории.
В ряду подобных произведений почетное место заняла картина Авилова «Поединок на Куликовом поле», или «Пересвет и Челубей», законченная художником в 1943 году.
Желание написать картину на тему битвы на Куликовом поле зародилось у Авилова давно. В течение многих лет он искал художественного выражения этой своей мысли, делал эскизные наброски; не удовлетворяясь полученным решением, оставлял работу над замыслом, снова возвращался к нему и снова откладывал его окончательное завершение.
Еще в эскизе «Куликовская битва», созданном в 1943 году, незадолго до написания картины, замысел остается недостаточно оформленным. Композиция густо заполнена фигурами татарских воинов, в самой гуще которых яростно рубится Пересвет. Издали, спеша на выручку отважного бойца, русский отряд прокладывает себе дорогу сквозь массу татар. Эскиз перегружен множеством фигур и, при всей выразительности передачи жестокой схватки, не несет в себе обобщенного образа большого исторического события, но остается лишь изображением частного эпизода, имеющим иллюстративный характер.
Затем пришло, наконец, настоящее решение. В основу картины было положено предание о поединке между русским и татарским богатырями, как о нем рассказывает «Задонщина», поэтическая повесть XIV века о Мамаевом побоище 1380 года. Примечательно, что Авилов избрал своим героем не вождя русского войска, московского князя Дмитрия Донского, а легендарного ратника, первым завязавшего битву с врагом.
Авилов написал широкую придонскую степь, поросшую травами, уходящую к низкому горизонту под светлым утренним небом. Вдалеке, разделенные обширным свободным пространством, стоят готовые к сражению русские и татарские полки. По старинному обычаю в поле выехал перед войском прославленный в боях татарский богатырь Челубей и, похваляясь силой, стал вызывать на поединок противника. Многие смутились, и никто не решался выйти в бой против могучего бойца. Тогда из русских рядов выдвинулся вперед Пересвет. Оба богатыря опустили копья и в карьер помчались навстречу друг другу. Затаив дыхание, следят воины обеих сторон за поединком. Масса русских войск представлена относительно небольшой, но плотной, устойчивой, монолитной. Масса татар крупнее, но и беспокойней, в ней мелькают, перемежаясь, темные и светлые пятна, колеблются тонкие линии копий. В этом колебании возникает ощущение неуверенности, как бы предвещающее несчастливый для татар исход битвы. Но это только предвестие, пока еще не воспринимаемое участниками начинающегося сражения. Поэтому наше знание исторического события не мешает почувствовать драматическую остроту представленной сцены.
Со страшной яростью столкнулись богатыри на середине поля. Копья ударили в щиты. Кони поднялись на дыбы, стараясь удержаться на ногах при всей силе столкновения. Взметнулись кверху боевые кони, развеваются по ветру их гривы и пышные хвосты, пена покрывает удила. Громадное напряжение чувствуется в фигурах воинов. С необычайной силой сжимает копье Пересвет. Туго уперлась его борода в широкую грудь, покрытую кольчугой, глаза мечут молнии из-под низко надвинутого шелома. Приподнявшись на стременах, он старается удержаться в седле и помочь коню устоять на ногах. Челубей не менее силен и упорен в бою. Он тоже силится наклониться к шее коня, упрямо опустив голову и напрягая могучие плечи, но перевес не на его стороне. Его нога со стременем скользнула вперед, он всей тяжестью опустился на седло и уже дрогнул и начинает клониться на сторону. Монгольская шапка, опушенная мехом, свалилась с бритой головы, раскалывается щит, пробитый копьем русского витязя, и Челубей вот-вот рухнет, гремя доспехами, на твердую землю, подминая степной ковыль.
Центральная группа картины беспокойным силуэтом вырастает над горизонтом, четко вырисовываясь на фоне неба. Ярость коней и мощь богатырских фигур, все здесь преувеличено, доведено до былинного, эпического звучания. Вздыбленные кони подымаются, как пирамида, над равниной. Им наперекрест расталкиваются в стороны фигуры воинов, заставляя еще более ощутить ожесточенную враждебность поединка. Яркость живописи достигает наибольшего напряжения в фигурах центральной группы, ясно отделяя их от более легко написанных масс противостоящих друг другу армий. В центре возникают самые сильные цветовые контрасты, усиливающие драматический характер картины. Красный щит Пересвета и развевающееся красно-золотое покрывало коня Челубея составляют резкий контраст холодной синеве доспехов, зелени травы и крупным темным массам тел вороного и гнедого коней. Поединок богатырей приобретает большое обобщающее значение, превращается в символ великого исторического конфликта, в поэтический образ подвига освобождения Руси от татарского ига.
Авилов творчески развивает здесь традиции русской реалистической живописи XIX века, начатые Виктором Васнецовым, запечатлевшим в серии картин образы народных преданий. Однако Авилов не является только продолжателем старшего мастера исторической живописи. Он вносит свое новое понимание в трактовку эпических образов, придает им гораздо более конкретный исторический характер, использует их для раскрытия сущности действительного события прошлого нашей Родины. В этом своем произведении Авилов подчеркивает народный характер борьбы за освобождение от татарского ига, в образе героя передает свое понимание ведущей, активной роли народа в великом историческом деле. Художник обращается к народному творчеству и находит решение темы, опираясь на эпические предания, созданные и в течение многих веков отшлифованные безвестными мастерами, передававшими от поколения к поколению повесть о героических подвигах предков.



<<< Яков Дорофеевич Ромас (1902—1969)

Аленсандр Михайлович Герасимов (1881—1963) >>>

«««Русская живопись XVIII в»»»
«««Русская живопись начала XIX в»»»
«««Русская живопись конца XIX в»»»
«««Русская живопись XX в. Советская живопись.»»»

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи