Искусство Возрождения. Искусство Италии. Искусство Проторенессанса. Пизанские скульпторы.

Никколо Пизано. Родиной Никколо Пизано (1220/25— 1278/84) была Апулия, и возможно, что в юности он испытал влияние классицизирующего позднероманского искусства южной Италии. Во всяком случае влияние античности заметно сказывается в его произведениях, в особенности в ранний период творчества. Но, в отличие от своих южноитальянских предшественников, Никколо не только подражает античным памятникам, используя отдельные приемы древних мастеров. Значение его искусства состоит в том, что он отходит от средневекового аскетизма, вносит в изображение черты чувственной земной красоты, придает материальность и телесность формам. Отмеченные печатью яркой творческой индивидуальности, произведения его резко выделяются на фоне поздне-романской пластики Италии.
Наиболее прославленным произведением Никколо является самая ранняя из дошедших его работ — кафедра баптистерия в Пизе, выполненная около 1260 года. Подобные кафедры, предназначавшиеся для выступлений священнослужителей и проповедников, были очень распространены в итальянских церквах со времен средневековья. Итальянские кафедры богато украшались скульптурой. На •балюстрадах помещались рельефы из истории Христа, между которыми ставились фигуры предшественников христианства — ветхозаветных пророков и сивилл, подножием же для опорных колонн служили животные или скорченные человечки — символ поверженных пороков и зла. Эта старинная символика, в основе которой лежит мысль об искупительной жертве Христа, сохранена и в кафедре Никколо. И вместе с тем рельефы его производят совершенно иное впечатление, чем работы его предшественников. В рельефах Никколо прежде всего поражает их земной, светский характер. Кажется, что представлены здесь не чудеса евангельской легенды, а земные события, в которых действующими лицами являются римские патриции и матроны. Величавые и полные достоинства фигуры, полновесные и округлые, ясно обозначающиеся под складками одежд формы, удивительная материальность тел и драпировок — все это идет вразрез со средневековой традицией. Высокий рельеф подчеркивает объемность фигур, а необычайно тонкая обработка мрамора позволяет художнику создать ощущение живого тела.
Конечно, многое в работах Никколо еще тяготеет к искусству средневековья. В них сохраняются еще многочисленные аллегории и символы, нередко в одной композиции соединяются разновременные эпизоды, отсутствует чувство пространства, фигуры разномасштабны и неправильны по пропорциям. С другой стороны, подражание позднеримским памятникам накладывает на произведения Никколо отпечаток известной холодности, в них мало непосредственных наблюдений и чувств. И все же значение реформы Никколо огромно. Впервые в итальянской скульптуре возникают живые полнокровные образы, впервые вырабатывается художественный язык, в котором заложены основы для дальнейшего развития реалистического искусства.
Никколо Пизано имел много учеников, мастерская его выполняла многочисленные заказы. В 1265—1268 годах он сделал совместно с учениками рельефы для кафедры сиенского собора, в которых влияние античности в значительной мере вытеснено воздействием готики. Эта эволюция художника закономерна. Реформа его оказалась преждевременной, его начинания не имели непосредственного продолжения в итальянской скульптуре. Исключение составляет лишь творчество вышедшего из мастерской Никколо крупного скульптора и архитектора Арнольфо ди Камбио (ок. 1240 — ок. 1310), работавшего в Риме и Флоренции. Немногочисленные дошедшие до нас работы этого мастера свидетельствуют о необычайно глубоком понимании античной традиции. Однако в целом итальянская скульптура 13—14 веков идет по другому пути, она сближается с готикой.
Джованни Пизано. Главным проводником влияния готики в скульптуре конца 13 — начала 14 века был сын Никколо Джованни Пизано (ок. 1245— ок. 1320). Будучи учеником своего отца, он, однако, резко порвал с антикизирующим стилем его искусства. На смену спокойному эпическому повествованию Никколо в работах Джованни приходят взволнованность и страстность. При сопоставлении исполненных им в 1298—1301 годах рельефов кафедры церкви Сайт Андреа в Пистойе с рельефами пизанской кафедры Никколо сразу же бросается в глаза уменьшение масштабов фигур, беспокойный ритм их движений, экспрессивность жестов и мимики. Однако было бы неверно рассматривать Джованни Пизано как простого подражателя готики. В его творчестве готическое влияние сплетается с живым чувством реальности и глубоким интересом к человеку. Не подражая готическим образцам и не увлекаясь внешними приемами готической стилизации, Джованни творчески использовал готику — она помогла ему достигнуть психологической выразительности и драматизма. Его мадонны, далекие от бесстрастного величия образов Никколо, далеки и от утонченной манерности поздней готики. В многочисленных статуях мадонн, например в прекрасной Мадонне с младенцем из капеллы дель Арена в Падуе, художник создает глубоко человечный образ. Угловатость и резкость движений, создающие впечатление взволнованного порыва, сочетаются здесь с пластичностью формы, чувством материальности и телесности. Лишь в поздних работах Джованни поиски преувеличенной экспрессии иногда приводят к утрате органической естественности и материальности формы. Именно это становится характерным для последователей мастера. Большинство из них вступает на путь прямого подражания готическим, преимущественно французским, образцам и заимствования декоративных форм поздней готики. Все это приводит к постепенному оттеснению на второй план проторенессансных тенденций в итальянской скульптуре середины и второй половины 14 века.



<<< Искусство Возрождения. Искусство Италии. Искусство Проторенессанса. Изобразительное искусство.

Искусство Возрождения. Искусство Италии. Искусство Проторенессанса. Живопись Рима. >>>

Иллюстрации к разделу >>>

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи