Внутренний конфликт произведения

Принцип концертной «подачи» жемчужин хореографии заставил художника облечь сцену в «воздушные», но холодные и отвлеченные одежды из белого тюля, на котором в виде полунамека одноцветно обозначены не всегда ясные предметные изображения.

При виде этого решения можно вспомнить сценические произведения композиторов-импрессионистов, где декорации из тюлевой «пены» могли бы отвечать сути образного строя произведений. Но они противоречат теплоте и человечности, психологической насыщенности и эмоциональной страстности, душевной открытости и внутреннему драматизму музыки Чайковского. Декорации оказались здесь облегченными не только в прямом (физическом), но и в переносном (образно-содержательном) смысле слова.

Можно понять художника, который стремился при вторичном обращении к «Спящей красавице» отказаться от воспроизведения той несколько отвлеченной дворцовой и парковой архитектуры барочного типа, которая была в его первом решении. Правда, колористическая тонкость, цветовое созвучие декораций и костюмов были великолепны и в первой постановке. Но все-таки некоторая ее тяжеловесность, традиционность, натуральность, перегруженность деталями теперь уже не удовлетворяли художника.

Была, однако, в старой постановке декорация, принадлежавшая к шедеврам творчества Вирсаладзе. Это картина охоты, переходившая в панораму. Достаточно было один раз посмотреть спектакль, чтобы навсегда запомнить полыхавшую оранжево-рыжей листвой золотую осень с матово-серыми стволами деревьев и свинцово-серой водой заднего плана. Словно искры от огненного моря листвы вспыхивали оранжевые, рыжие, коричневые, красные «брызги» на бело-черно-серых платьях придворных. И костюм принца, еще не выделившегося из своего окружения, был основан на той же цветовой гамме (серо-белый с золотом и кирпично-красной накидкой). Аврора же являлась принцу светло-оранжевой в окружении белых дриад. А затем этот праздничный и вместе с тем таинственный лес, в котором как бы само собой разумеющимися казались и бытовые развлечения придворных, и фантастическое явление принцу феи Сирени с дриадами и призраком Авроры, переходил в панораму, роскошные картины которой, казалось, отвечали стремлению принца к неведомому, к романтическим далям.



<<< Тонкость художественного мышления

Принцип концертной «подачи» >>>

<<<Оглавление>>>

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи