Книжная иллюстрация, художественное оформление книги.

Не всегда книга имела тот вид, к которому мы привыкли теперь. Первоначально тексты писались на длинных, порой до нескольких метров, полосах папируса и скручивались в свитки. В Британском музее хранится папирус Гарриса длиной свыше 40 м.

В Месопотамии тексты писались на глиняных табличках, которые потом обжигались. В Древнем Риме существовал другой вид книги — полиптих. Это были скрепленные между собой ремешком деревянные дощечки — таблицы, покрытые воском, на которых процарапывали буквы. Такую книгу уже можно было листать, правда, страниц в ней было немного. Со II в. до н. э. начал применяться новый материал для письма — пергамент — особо выделанная кожа. А с XIII в. в Европе основным писчим материалом становится бумага. Новые материалы для письма позволили создать и новый тип книги — кодекс. Книга состояла из сложенных в тетрадь листов, сшитых вместе. Она вмещала больше информации и была удобна для письма и чтения. Древнейшая из сохранившихся русских книг — «Остромирово евангелие» (1056—1057) — свидетельствует о высоком рукописном искусстве русских мастеров.


Д. С. Бисти. Суперобложка книги. В. Маяковский «Владимир Ильич Ленин».

С появлением кодекса возникает и переплет, который вначале делали из дощечек, обтянутых кожей. Переплеты особо роскошных книг изготовляли из золота и серебра, украшали чеканкой, сканью, эмалью, жемчугом, драгоценными камнями. Старинные русские переплеты такого типа назывались окладами. В наших музеях хранятся великолепные образцы работ русских мастеров-ювелиров. Например, в Оружейной палате Московского Кремля вы можете увидеть золотой оклад евангелия, выполненный одним из лучших мастеров того времени — Гаврилой Овдокимовым в 1631 г.

Оклад украшен изящным сканым орнаментом из тонких извивающихся стеблей, цветов и листьев, залитых яркой эмалью, которая великолепно гармонирует с драгоценными камнями. Прекрасно скомпонованы и мастерски вписаны в круг фигуры евангелистов. Русские мастера XVII в. в совершенстве владели искусством украшения окладов.

С развитием книгопечатания меняется переплет книги. Он перестает быть уникальным произведением ювелирного искусства и в основном служит практическим целям — предохраняет книгу.



Е. А. Кибрик. Фронтиспис и титульный лист к драме А. С Пушкина «Борис Годунов». 1959—1960. Бумага, чернила, акварель.

Вам, наверное, приходилось видеть толстые, тяжелые, с медными застежками старые книги. Их черный крупный шрифт с редкими вкраплениями красных строк, заставки с фантастическим растительным орнаментом, заглавия, написанные затейливой вязью, — все это доносит до нас аромат далекого прошлого, говорит о той большой любви, с которой в давние времена создавалась книга. И не случайно художники всех времен участвовали в создании книги, рисуя для нее иллюстрации, шрифты, украшения.

В XVIII—XIX вв. большинство книг печаталось без переплета; и только владелец книги мог заказать его по своему желанию. На переплетах того времени наряду с именем автора и названием книги часто ставились инициалы владельца. Переплет больше говорил о вкусах и состоянии последнего, чем о самой книге. Появление типографских переплетов и участие в их создании художников внесли новую черту в художественный образ книги.

Сегодня распространены два вида переплета: цельнотканевые и составные. На цельнотканевые переплеты текст и изображение наносят краской или тиснением, часто употребляют бронзовую фольгу. Бывает рельефное тиснение без краски. Переплеты такого типа лаконичны, так как делаются в два-три тиснения. Чаще всего изображение на них сведено к знаку, символу. На составные переплеты, которые состоят из тканевого корешка и покрытых бумагой сторонок, можно репродуцировать многокрасочное изображение.


Д. С. Бисти. Иллюстрация к поэме В. Маяковского «Владимир Ильич Ленин». Разворотная иллюстрация. Гравюра на дереве. 1966—1967.

Книги выпускают не только в переплетах. Брошюры, журналы, книги в одну тетрадку часто выходят в обложках. Обложки делают из более плотной, прочной бумаги, на которой возможна многокрасочная печать. Обложка выполняет те же художественные функции, что и переплет. Оформительские средства, характер шрифта, изображение лаконично представляют характер книги, ее жанр, стилевые особенности.

На переплеты иногда надевают суперобложку, которая также является элементом художественного оформления книги. Она возникла из простой обертки и вначале носила только предохранительный и рекламный характер. В наше время суперобложка взяла на себя часть образной задачи переплета. Обычно под яркой, сложной суперобложкой переплет очень простой и лаконичный.


М. П. Митурич. Иллюстрация к стихотворению С. Я. Маршака «Пожар». 1969—1971.

Обратная сторона переплетной крышки заклеивается сложенным пополам листом бумаги — это форзац. Он соединяет книжный блок с крышкой переплета. Форзац может быть просто белой или цветной бумагой, декоративно-орнаментальным или содержать сюжетное изображение. Форзац — это графическое предисловие к книге, вступление, где художник создает нужное настроение, готовит к встрече с героями. Бывают книги и с двумя разными форзацами — в начале и в конце.

Книга начинается титульным листом. Титульный лист может быть разворотным, занимая вторую и третью страницы, в некоторых изданиях имеется авантитул, расположенный на первой странице. На титуле помещаются основные сведения: название книги, фамилия автора, наименование издательства, место и год издания. Отдельным разделам книги иногда предшествует шмуцтитул, где помещаются их названия.


Т. А. Маврина. Иллюстрация к сказке «По щучьему веленью».

Титульные листы бывают наборными или рисуются художником. Он сочиняет не только композицию листа, но и характер начертания букв. Высокого совершенства достигали русские типографы в XVIII—XIX вв., создавая наборные титулы и используя для их украшения лишь политипаж — небольшую стандартную гравюру — клише, набор которых имелся в каждой типографии. На титуле встречаются и сложные, многофигурные композиции, и изящные гравюры-аллегории. Титульному листу иногда предшествует фронтиспис. На нем обычно изображается автор книги или лицо, которому книга посвящена, но может помещаться рисунок, отображающий идею произведения, или иллюстрация к главному эпизоду книги. В старой книге фронтиспис был часто единственной иллюстрацией.

Мастера рукописной книги стремились к гармоническому расположению текста, иллюстраций, украшений. И уже тогда сложились основные формы оформления книжной полосы — страницы.


Б. А. Дехтерев. Иллюстрация к драме У. Шекспира «Гамлет». Заставка. Черная гуашь акварель». 1965.

Первая страница начинается со спуска, отступа. Этим по традиции оставляется место для художника, где он рисует заставку, украшение или иллюстрацию, начинающую книгу. Особое внимание уделялось и первой букве — буквице. Ее рисовали особенно нарядной, узорчатой, яркой. Чаще всего буквица была красной, отсюда и название первой строки — «красная строка».

Рисованная буквица как элемент оформления дошла и до наших дней. Она то появляется в изобразительном орнаментальном окружении, то соседствует с изображением или вписывается в него, то сама становится фантастическим предметом.

Последняя полоса в книге, главе или разделе может завершаться орнаментально-декоративной или сюжетной концовкой.

Все рассмотренные элементы книги относятся к ее оформлению. Но есть еще иллюстрации, они появились и сопровождают книгу с самых давних времен.

История развития иллюстрации неотделима от развития книги. Нам известны рисунки, сопровождающие текст «Книги мертвых», египетского папирусного свитка 1400 г. до н. э. Были иллюстрации и в древнейшей печатной книге (свитке) «Алмазная Сутра» (Китай, 868 г.). Средневековые рукописные книги украшались великолепными миниатюрами, их выполняли лучшие художники. Такие книги уникальны и бесценны, не зря ими гордятся национальные музеи и библиотеки.

В десяти томах Лицевого летописного свода (иллюстрированной летописи) Ивана Грозного насчитывается свыше 16 тыс. миниатюр, посвященных разнообразным событиям русской истории. Круг предметов, изображенных художниками, достаточно широк — это здания, оружие, одежды, предметы быта. По этим миниатюрам можно судить о людях того времени, о внешних приметах их частной и общественной жизни.


Д. А. Шмаринов. Иллюстрация к трагедии У. Шекспира «Ромео и Джульетта». Акварель. 1959.

С появлением и развитием книгопечатания рисованные миниатюры вытесняются из книги гравюрами. Вначале иллюстрации резались на одной доске с текстом, они были лаконичны, немногословны и, как правило, очень хорошо гармонировали со шрифтом, образуя единый графический лист.

Исполнение иллюстраций в резцовой гравюре на меди или офорте открыло перед художниками новые возможности. Стало возможным передавать глубину пространства, эффекты света, фактуру. Такие иллюстрации печатались на отдельном листе и вклеивались в книгу.

С распространением ксилографии и литографии значительно возрастают тиражи иллюстрированных книг, к иллюстрированию привлекается широкий круг рисовальщиков. Иллюстрация-гравюра имела двух авторов: художника, придумавшего и нарисовавшего ее, и гравера, который ее вырезал. Так они и подписывались: слева — художник, справа — гравер. Известны случаи их долгого и плодотворного сотрудничества. Неразделимы, например, имена А. Агина и Е. Бернардскоги, создавших великолепный цикл гравюр-иллюстраций к поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души».


Ю. А. Васнецов. Иллюстрация к сборнику на­родных песенок и потешек «Ерши-малыши».

Фотомеханический способ репродуцирования дал возможность уже в XIX в. воспроизводить иллюстрации, выполненные в любой технике, будь то карандаш, перо, акварель, гуашь и даже масло. А сколько комбинированных техник изобретают художники, какие неожиданные материалы применяют, работая над иллюстрациями! Широкоизвестный, уже вошедший в советскую классику цикл иллюстраций Е. А. Кибрика к драме «Борис Годунов» А. С. Пушкина сделан чернилами для авторучки. А иллюстрации В. В. Лебедева к книге С. Я. Маршака «Усатый-полосатый» выполнены цветными карандашами. Рисунки получились яркие, воздушные и мягкие.

Выбор материала, изобразительного языка, принцип построения книги не произвольны, они диктуются характером и стилем литературного произведения. Напряженный драматизм У. Шекспира или лиричность рассказов А. П. Чехова находит свое пластическое выражение в великолепных иллюстрациях Б. А. Дехтерева и Д. А. Дубинского, разных по характеру, но точно и тонко передающих замысел писателей.

По месту, занимаемому в книге, иллюстрации делятся на разворотные (они помещаются на двух страницах), страничные (полосные), полуполосные и мелкие. Иллюстрации, окруженные с двух и более сторон текстом, называются оборочными.

Своеобразие иллюстрации в том, что она не самостоятельна по сюжету. Художник как бы помогает автору, делает зримыми его образы, идеи.

Работая над иллюстрацией, художник решает самые разнообразные профессиональные проблемы: композиционной организации, декоративности, эмоциональной выразительности, стилистического соответствия духу литературного произведения, изображаемой эпохе.

Для лучших образцов русской и советской иллюстрации характерно стремление к передаче психологической стороны повествования, создание реалистических, достоверных образов.

Но книжная иллюстрация — часть книги. Художник должен учитывать вид издания, способ воспроизведения, формат, соседство со шрифтовой полосой, наличие графических украшений, чтобы найти гармоническое решение, создать художественный образ иллюстрированной книги (см. также Графика).



<<< Классицизм.

Ковры >>>

<<<Весь указатель FAQ>>>

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи