Глубина и тонкость «психологического» рисунка

Новым доказательством того, насколько важна и органична для Айтматова живая связь, космическое единство людей и животных, может служить действительно незабываемый образ черного верблюда в его произведении «И дольше века длится день» (1980). На заключительных страницах романа раскрывается до иллюзорности зримая картина земли, по которой бегут вместе, объятые ужасом перед возможной вселенской катастрофой, «человек, верблюд и собака». Реальность этого словами воссозданного зрелища потрясает подлинностью глубоко символического предостережения против того, о чем сам писатель сказал: «преступно быть спокойным, беспечным, сторонним наблюдателем, когда на наших глазах совершается покушение на человека, на его личность, на его святая святых - душу».

Глубина и тонкость «психологического» рисунка животных достаточно традиционны и многообразны в русской литературе. Значительность этих произведений ставит их в ряд лучших созданий мировой культуры (конечно, речь идет не об отождествлении их формальных качеств). Были неизменны в своей привязанности к изображению животного мира Андрей Платонов и Пришвин, Павел Кузнецов и Петров-Водкин. Черту, выделяющую их искусство в изображении животных на фоне традиции, можно определить как обостренное, гражданственное по духу социальное чувство.



<<< Повесть Ч. Айтматова (1966)

Наследие переняли советские художники >>>

<<<Оглавление>>>

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи
Звездные войны