Картина «Утро в чайхане» (1977)

Зритель оказывается в сфере множества знакомых и полузабытых представлений, среди которых равно важен и жизненный и эстетический опыт. Недаром так распространены апелляции к самым различным формам примитива: от народного лубка до самодеятельного непрофессионального искусства. Обращение к художественной памяти соседствует, подчас прямо смыкается с попытками восстановить нерасчлененную цельность наивного мировосприятия. «... Незаметно в холстах художника появился лирический герой - мальчишка, изумляющийся фантастичности яви, поэтическая натура, которой доверено представлять позицию автора» читаем мы о циклах полотен В. Тюленева «Первые стихи» (1971-1973). Здесь, действительно, немалую роль играет по-своему «закономерный произвол» детской фантазии, где господствуют понятия, не знающие общепринятых для «взрослых» правил и запретов. Опорой для такого рода образности нередко служит либо «детский рисунок», либо «рисунок для детей». Особая привлекательность «искусства без искуса», по выражению М. Цветаевой, породила множество вариантов живой и подчас неподдельно трогательной поэтики, воссоздающей непредвзятый, неискушенно простодушный взгляд на окружающий мир.

Осуществил подобный замысел в картине «Утро в чайхане» (1977) не только с большим мастерством и тонкостью, но и с глубоким смыслом. «Утро» как бы воплотилось в цветном праздничном сиянии светлых красок, вспыхивающих, как солнечные зайчики; «утро» стало первым чувством, первым ощущением - впервые увиденной картиной «жизни с начала». Детскость рисунка, которому нет дела до академической правильности, элементарность формы, которая «еще не знает» объема, светотени, рефлекса, несут в себе такой запас открытого чувства, что самая непосредственность восприятия, его ребяческая прямота как бы возвращают бытовой сцене утраченную житейской обыденностью изначальную первозданность.



<<< Герой - ребенок

Инфантильность видения >>>

<<<Оглавление>>>

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи