Элементарные геометрические фигуры

Не бог весть какая проницательность нужна, чтобы заметить, как предельно просто построен костяк конструкции - на элементарных геометрических фигурах. То на повторении концентрических кругов и полукружий («Зима», «Каток», «Водный праздник», «На рейде», «Натюрморт с астрами и игрушками», «Натюрморт с рябиной и яблоками»). То на соотношении четырех треугольников, вершинами сходящихся к центру («Пейзаж с сопками и кострами», «Пейзаж с горы», «Байкальский пейзаж»). То на симметрии кулис, между которыми находится площадка действия (неоконченный «Пейзаж», «Астры»), Или на членении холста по вертикали на два прямоугольника, где справа фон, слева изображение (бывает и наоборот, как в «Голубом натюрморте»). Легок, однако, был бы труд художника, если б все дело сводилось к координации и субординации кругов да треугольников. Чертежник мог бы заменить. А вот «нарастить мясо» на геометрический скелет не под силу чертежнику и наивысшей квалификации. Весь-то секрет щукинских вещей состоит в том, что сколь чрезвычайно, до наивности элементарна схема конструкции, столь неэлементарно содержание образа, столь чувственно богато ритмическое начало. Нередко бывает сразу видно, что в картине от «выдуманного», что от «подсмотренного». У Щукина рубеж между вымыслом и наблюдением стерт. Остается лишь предположительно гадать, придумывал ли он конфигурации ритмов, приводя их в соответствие с обобщающей мыслью, возникшей a priori - от идеала, от желаемого, или a posteriori - от опыта, наблюдения. Произошло ли невероятное - и природа в награду за цепкость взора преподнесла живописцу подарок - «организованную» плоскость и глубину, «готовые» согласия ритмов и цветовые темы с вариациями? Или сказались интуитивная композиционность, способность видеть гармонию в строении природы?



<<< Принципу «по части - целое»

Органичность произведения >>>

<<<Оглавление>>>

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи