Философский взгляд Щукина

Но не выдерживает натиска немощная тряпичная кукла на хилых ножках, украшенных сиреневыми бантами, и беспомощно валится навзничь. Развязка близится. Недаром Аргана преследовал страх смерти. В апофеозе спектакля Станиславского - Бенуа Аргана, окруженного амурами-клистироносцами в момент славы забирала богиня мудрости Минерва. У Щукина в «звездный час» героя костлявые руки скелета распростерлись крыльями над ним и над всей «честной компанией». А еще повыше - над всем и вся - череп. Finita la commedia. «Доктриссимус коллегия» мечена знаком небытия. Веселая и дерзкая клоунада оборачивается трагикомедией.

Духовный отец Щукина, Эрнст Теодор Амадей Гофман, в предисловии к «Принцессе Брамбилле» упомянул «высказывание Карло Гоцци... в котором говорится, что целого арсенала нелепостей и чертовщины еще недостаточно, чтобы вдохнуть душу в сказку, если в ней не заложен глубокий замысел, основанный на каком-нибудь философском взгляде на жизнь».

Философский взгляд Щукина обращен на развенчание суеты сует, дутого возвеличивания невежества, пустоты и глупости. В пластически выраженной идее о разладе видимости и сущности- идее, преследовавшей романтиков всех веков, есть «серьез», просвечивающий сквозь здоровый, грубовато язвительный смех над марионетками, фиглярствующими перед занавесом балаганчика, почему-то названного «КАРК-Щукин мог открыто обнародовать, что помнит босховские диаблери, «Каириччос» Гойи, сказки Гофмана и сатиру Домье. Что он - наследник Гоголя и современник Булгакова. Что не угасли еще впечатления от «Мистерии-буфф» Маяковского - Мейерхольда и по-прежнему близки ему театральные фантазии Сапунова.



<<< Длинноносые скрюченные старикашки

Истинное дитя >>>

<<<Оглавление>>>

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи