«Бывшие» - прелюдия к циклу

Выставлено вперед и поднято плечо, остроугольником расставлены локти. Сухонькая, щуплая пигалица, изогнувшись в три погибели, штопором ввинчивается в пространство, расталкивая самый воздух, и шныряет окрест взглядом, алчущим покупателя. Щукин формирует образ на сопоставлении противоположностей, придавливая тьмой доживающего век старика и выставляя при свете дня на осмеяние разбитную, нахальную бабенку, буквально из кожи лезущую вон, чтоб удержаться на поверхности.

Не случай свел вызывающе разительных героев Щукина на барахолке. Не случайно помещены они рядом в пространстве холста. Они олицетворяют собой мысль о судорожном сопротивлении и неизбежном конце отживающего. Это два основных аспекта намеченной в социальном, историческом, общечеловеческом плане проблемы жизни и смерти, довлевшей над Щукиным в последние годы, центральной идеи цикла картин об уходящей старой Руси.

«Бывшие» - прелюдия к циклу. Обе линии диалектически единой темы - отчаяния перед лицом смерти и неотвратимости ее - здесь не пересекаются. Не сходятся также в одной точке участие и неприязнь, трагедийный и иронический тон, нссоприкасаемы и пластические и цветовые лейтмотиг.ы. Вскоре последуют композиции, в которых, как говорил Лев

Толстой, «своды сведены так, что нельзя заметить, где замок». Драматическую линию продолжит «Старая Москва» (1932) комедийно саркастическую - серия рисунков, гуашей, акварелей, названная «Театральные персонажи» (1933). Очень в духе Щукина назвать театральными персонажами галерею комических и гротескных типов, где театр, собственно говоря, ни при чем. Листы, составившие серию, не предназначены для использования на театре ни в качестве эскизов сценических костюмов, ни набросков грима. Вполне самостоятельные станковые рисунки эти навеяны жизненными наблюдениями.



<<< Замшелое дерево

Любые отклонения от нормы >>>

<<<Оглавление>>>

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи