Константинополь

Севастополь, и горизонт

26-го февраля 1910 года я выехал морем из Севастополя в Константинополь. День был пасмурный, море неспокойное. Несмотря па то, что через некоторое время погода прояснилась, а солнце поднялось и стало улыбаться нам, день все же был холодный. С востока дул резкий ветер. Грозные волны катились одна за другой и, с шумом ударяясь друг о друга, разбивались в мелкие сверкающие, как стекло, брызги. На пароходе «Олег» я был единственным пассажиром, едущим в Константинополь. Это было мое первое морское путешествие, да еще во время шторма. Я был далек от мысли о нередких тогда крушениях и других бедствиях, но рассказы о морской болезни вызывали у меня легкое беспокойство. Люди, привычные к морским путешествиям, давали мне советы, порой противоречивые, о том, как избежать этой неприятной болезни. Я покорно выслушивал их, но при этом почему-то вспоминал первые минуты моего отъезда. «Олег», груженный множеством тюков и ящиков, стоял в порту как застывший. Мы все поднялись на борт. Было около 11 часов утра, когда раздался хриплый гудок и пароход тронулся с места. Мне, человеку, привыкшему лишь к устойчивой суше, показалось, что не мы, а Севастополь плавно отступает от нас, но эта иллюзия исчезла, как только пароход вышел в открытое море. Все вокруг пас неистово заплясало: и небо с клубящимися облаками, и отдаляющийся Севастополь, и горизонт. Неприятное состояние от качки все более усиливалось. Я почувствовал себя неважно. Мне предложили спуститься вниз и немедленно течь. Последовав этому совету, я почувствовал себя лучше, но при каждой попытке встать у меня начинала дико кружиться голова. Я решил не вставать.



<<< Типичное детище XX века

Признаки морской болезни >>>

<<<Оглавление>>>

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи