Богатырь. ч.3

А между тем в ней нет ни сложной, поражающей воображение композиции архитектурных форм, ни феерического многоглавия, как в кижской Преображенской церкви, ни затейливого декора. Быть может, иным она даже покажется слишком простой, скромной и «бедной». Но эта-то простота оборачивается таким величием и монументальностью, которые впечатляют куда сильнее самых искусных украшений. К чему витязю узорчатый кафтан с княжеского плеча, соболья шапка с бархатным верхом или алые сафьяновые сапожки?

В основе всех основ — деревянный сруб. Бревна громадные, тяжелые; такие и вправду по плечу лишь Василию Буслаеву да Микуле Селяниновичу. Один венец, другой, третий... десятый... Все выше и выше... Пригнаны плотно, так что и лезвие ножа не войдет между ними. Углы рублены «в обло», будто прошиты крупной стежкой. Могучи и нерушимы стены, но они живут и дышат. Прильнешь к ним — шероховатые, теплые. Где-то загорятся янтарным светом, где-то притаятся прозрачным сумраком... Тихо- тихо, под плеск озерной волны они что-то шепчут.


Висячее крыльцо Успенской церкви.

Сруб высокого четверика поднимает ввысь восьмерик. Причем не один, а два — один на другом. Верхний шире нижнего; соединяются они плавным повалом, вызывающим в памяти обламы — брустверы древних сторожевых башен. Над повалом вокруг тянется фронтонный пояс из резных досок, очень характерный для прионежского народного зодчества. Верхний восьмерик также переходит в повал, еще более энергичный и мощный. А уже на нем пятнадцатиметровый шатер, увенчанный главкой с крестом. Это и есть основная вертикаль сооружения, воплотившая его главную архитектурную идею — высотность.

Собственно церковь, то есть помещение, в котором совершались богослужения, занимает не более шестой части всего объема здания. Это его «полезный», утилитарный, объем. А все остальное? В чем смысл этого грандиозного архитектурного монумента?



<<< Богатырь. ч2

Богатырь. ч.4 >>>

<<<Оглавление>>>

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи