Одинокий, в глухой провинции

Мы описали выше обстановку работы художника. Одинокий, в глухой провинции, в монастыре, превращенном в больницу для умалишенных, оторванный от друзей, он борется всеми силами разума с безумием, неуловимо настигающим его; живопись - цель его существования, светлый луч, становится единственным средством поддержать и спасти свое человеческое «я». Ван-Гог вкладывает в работу всего себя, полноту эмоций, обнаженную искренность своего сознания. Когда вы видите копии с «Милосердного Самаритянина» Делакруа, «Воскрешения Лазаря» Рембрандта, «Пьяниц» Домье, «Сельских рабочих» Милле, вас поражает, до какой степени Ван-Гог сделал их своими, претворил их в свою кровь и плоть. Вся внутренняя организация произведения - динамика, ритм, жизнь цвета, фактура, всплеск живописной стихии - глубоко ван-гоговские. Созданы какие-то новые произведения - подлинные, насыщенные, страстные. В этой серии «Круг заключенных», повторенный с гравюры Доре, - одно из самых потрясающих и захватывающих.

Еще в 1882 году Ван-Гог увидел и заинтересовался «Лондоном» Доре, где приведена названная гравюра. В этой книге Гюстав Доре является перед нами зорким наблюдателем, передающим жизнь столицы в жутких своей правдивостью образах.

Лист, остановивший внимание Ван-Гога, принадлежит к одним из самых сильных, но, конечно, не только совершенство и выразительность композиции привлекли его; мы вправе предположить известное внутреннее соответствие между трагической нотой, звучащей в гравюре, и душевными переживаниями художника. Чувство обреченности и безнадежность тяжелым пологом нависли над сознанием Ван-Гога. Рисунок Доре несомненно был ему близким, будил многие отголоски в его душе. Этим объясняется та захватывающая страстность, с которой написано «повторение» Ван-Гога.



<<< Сомнение в целесообразности работы

Равнодушно следящие за зрелищем >>>

<<<Оглавление>>>

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи