Искусство Монголии.

Современная живопись Монгольской Народной Республики стала известна международной общественности после выставки искусства социалистических стран 1958 года в Москве. И это не случайно, ибо работы маслом получили развитие в Монголии только за последние 10—12 лет.
Многие века в среде монголов-кочевников существовало прикладное, орнаментально-декоративное искусство, празднично яркое в коврах и вышивках, украшениях одежды и конской упряжи, фантастически причудливое в узорах металлических и кожаных изделий. Народное искусство отражало сложные и давние связи Монголии с Индией, Китаем, Тибетом, Сибирью, древние верования и символику.
В феодальной Монголии народные мастера — дарханы передавали свое умение по наследству. Так же поступали монастырские живописцы, работавшие над религиозными лубками. Лубки, проповедовавшие основы буддийской (ламаистской) эстетики, изобиловавшие религиозными символами, были единственным видом станковой живописи.
Исторические перемены — революция 1921 года, превратившая Монголию в Народную Республику, — настоятельно потребовали возникновения новых форм искусства. Зачинателем масляной живописи был Мардзан (псевдоним Шарав — шутник, 1876—1936), создавший на рубеже 20 века ряд сатирических жанровых сцен (например, панно «События одного дня»), обличающих лам и феодалов, а после победы революции написавший картину «Непобедимое ленинское учение». Ему же принадлежат плакаты, агитирующие за новый быт («Прочная и непрочная юрта»).
До недавнего времени в Монголии не было специальных художественных школ. Естественно поэтому, что в работах художников старшего поколения, в том числе Мардзан Шарава, сказывались традиции иконописи, любовь к тщательно разработанной детали, идущая от орнаментального искусства.
Учившийся у Мардзан Шарава, Дамдинсурэн Дуламын (р. 1909) в жанровых композициях «Арканщик» (1952) и «Караван» (1954) с равным вниманием выписывает фигуры переднего и заднего плана, правой и левой части, шерсть и траву; это лишает картины целостности, «фокуса», выявления главной мысли. То же может быть отнесено к творчеству портретистов Сэнгэцохио (р. 1913) и Лувсанжамца (р. 1911), работающих в стиле национальной живописи, где чрезмерно тщательно прорисованы морщинки лица, лучи орденов, орнамент шелковой ткани и штампованный узор на щитке швейной машинки (Сэнгэцохио Цолдын — «Швея Дари», 1953).
Но подобная манера вполне себя оправдывает, когда упомянутый уже Дамдинсурэн делает интересную и обоснованную попытку связать темы современности с традиционной формой лубка. Выполненная им в 1958 году гуашью композиция «Материнство» изображает кормящую молодую женщину, восседающую на лотосовом престоле (символ чистоты). В ламаистской живописи так изображали богиню милосердия Тара, окруженную сидящими на чашечках лотоса божествами низшего ранга. Однако здесь вместо божеств — играющие дети с мячом, верблюжонком, бычком, грузовиком и даже самосвалом.
Объединяют всё традиционные элементы орнамента — тотемы монгольского народа — солнце и месяц, национальная эмблема независимости — знак сбёмба, цветы лотоса, курчавые облака и нити счастья. Но есть в орнаменте и нечто новое: золотые колосья и початки кукурузы.
Закономерное обращение к старым, бытовавшим в народе художественным формам позволило Дамдинсурэну создать своеобразный и современный лубок-плакат, раскрывающий большую гуманистическую идею.
Тем не менее традиционные приемы, уместные в лубке и плакате, не всегда применимы для выражения многообразия жизненных явлений современности (сравнить, например, плакат Лувсанжамца Дэндэвийна «Соёмба», гуашь, 1956, и его же портрет Сухэ-Батора, масло, 1953). Поэтому закономерно обращение монгольских художников к методу социалистического реализма.
За последнее десятилетие художниками Монголии, в том числе получившими образование в Советском Союзе, было создано немало картин и скульптур разнообразного содержания: о героическом прошлом страны, о труде и народных праздниках, о величавом раздолье степей.
Заслуженный деятель искусств Монгольской Народной Республики Цэвэгжав Очирын (р. 1916) — темпераментный живописец, проявивший себя как автор историко-революционных и жанровых картин, а также как анималист. Сын бедного скотовода-арата, Цэвэгжав доподлинно знает и любит жизнь суровых кочевий. Художник не получил профессионального образования, однако он обладает мастерством, которым наделены немногие из анималистов-горожан, — зорким умением передать движение, мощь, порыв («Бой быков», 1954, и «Бой жеребцов», 1957).
Картины Цэвэгжава, широко написанные в теплой, вернее, даже горячей, золотисто-коричневой гамме, красиво освещенные вечерним солнцем, — это богатырский образ стихийных сил природы, великолепных в своей буйной мощи животных, изобильных и плодородных пастбищ. Творчество художника наполнено радостным, «мажорным» ощущением новой жизни («В горах», 1958).
Одон Гэлэгийн (р. 1925) — автор тематических картин «После работы» (1954), «В госхозе» (1955), «На шахте» (1957), «Народный герой Хас-Батор» (1958). Творческий путь художника свидетельствует о том, что он постепенно отходит от несколько театрализованных композиций начала 50-х годов, где все персонажи были расположены лицом к зрителю, не заслоняя друг друга, к произведениям более целостным в цвете, более интересным по композиции. Такова «картина-сказ» об отряде Хас-Батора.
В сдержанной цветовой гамме написана Одоном группа героических конников, совершивших тяжелейший переход через перевалы. Полотно словно освещено всполохами знамени и красным пятном одежды Хас-Батора. Очень верно найдено художником тревожно-суровое состояние картины, помогающее зрителям воссоздать пафос и романтику революционной борьбы монголов.
Заслуженный деятель искусств МНР Цултэм Нямосорын (р. 1923) и Гава Лувсангийн (р. 1920) работают главным образом как пейзажисты. Оба художника получили образование в Советском Союзе, и влияние русской школы — Саврасова, Левитана — заметно в их творчестве. Гава предпочитает горные ландшафты с зеленеющими долинами или быстротекущими реками в ущельях («Алтайские горы», 1954, «Горы Алтая», 1958); Цултэм — певец равнин. Однако каждый воспевает родную природу с большим чувством и пониманием национального характера, умением выразить типические черты пейзажа Монголии.
Особенно хороша картина Цултэма «Степь» (1955). Горизонтальный, сильно вытянутый ее формат оставляет ощущение необозримого простора. Медлительно-равнодушные верблюды на фоне дальних юрт, сочная зелень травы, это весна и вся степь — сплошное пастбище. Но при всей необозримости пейзаж не подавляет, степь обжита, по ней вьется автомобильная дорога — и это завоевание народной власти! Так в пейзаже, казалось бы, немногословном, Цултэм говорит о важном.
Сильный колорист и рисовальщик, Цултэм работает также в области портрета и жанра (интересна его композиция «Ковровщицы», 1958). Гава известен также и как театральный декоратор.
Из монгольских портретистов первенство принадлежит заслуженному деятелю искусств МНР Ядамсурэну Уржингийну (р. 1905), учившемуся в Московском государственном художественном институте имени В. И. Сурикова. В совершенстве владея мастерством психологического портрета, художник создал убедительный образ революционера и героя монгольского народа Сухэ-Батора (1945). Про этот портрет нельзя сказать, что он парадный или официальный. Сухэ-Батор стоит спокойно, заложив руки за спину, в синем халате, на котором алеет орден Красного Знамени, в национальной праздничной шапке. Но за внешним спокойствием угадывается многое — достоинство и храбрость, мудрость и простота. Портрет решен в обобщенной манере, хотя, будучи художником старшего поколения, Ядамсурэн может писать и в традиционном стиле национальной живописи. В этой связи заслуживают внимания его плодотворные поиски в создании декоративного портрета-панно («Народный сказитель», 1958, гуашь) с использованием локальности цветовых пятен и тонкой орнаментации народных лубков.
Искусство Монгольской Народной Республики успешно развивается. И хотя многим молодым живописцам и скульпторам не хватает еще профессиональной зрелости, важно, что монгольские художники верно ищут пути, овладевая методом социалистического реализма и обращаясь к народным эстетическим идеалам.

---------------
В материале сохраняется принятое в Монголии, Корее, Китае, Вьетнаме и Японии написание, где сначала помещается фамилия, а затем — имя.



<<< Искусство Цейлона.

Искусство Китая. Искусство Китая 19 века. >>>

История искусства >>>

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи
Звездные войны