Искусство Возрождения. Нидерландское искусство 15 века. Живопись в Северных Нидерландах.

Живопись на севере (в Голландии) отставала в течение первой половины века от Южных Нидерландов, которые притягивали к себе и наиболее значительных художников из городов Голландии. Мандер называет главой северонидерландской школы живописи Альберта Оуватера, работавшего в Гарлеме. Его единственная достоверная картина — «Воскрешение Лазаря» (ок. 1450, Берлин, Далем) с превосходно переданным церковным интерьером, сложным эффектом освещения и пластически выработанными фигурами — свидетельствует о влиянии, оказанном на него творчеством Яна ван Эйка. Наиболее одаренным учеником Оуватера и крупнейшим художником Северных Нидерландов был рано скончавшийся Гертген тот Синт Яне (ок. 1460—1485/95), также работавший в Гарлеме и живший в монастыре ордена иоаннитов (отсюда прозвище). Самое крупное его произведение — большой триптих со страстями Христа на внутренних створках и сценами из жизни Иоанна Крестителя на наружных. Сохранились лишь два изображения — «Оплакивание Христа» и «История останков Иоанна Крестителя» (Вена). Обе картины отличаются смелой новизной в разработке композиции. Большое место в его произведениях уделяется пейзажу. Для усиления рельефности фигур первого плана художник пользуется резкими контрастами света и тени. Группы построены с большим мастерством. Судя по его произведениям, в частности по «Поклонению волхвов» (Прага), можно предположить, что он был знаком с творчеством Гуса. Гертген обладает даром яркой характеристики, при этом весьма широкого диапазона (так, в «Оплакивании» выразительно передана сдержанная скорбь, а в сцене сожжения останков Иоанна Крестителя есть и юмор и сатира). В последней картине привлекает внимание изображенная слева на среднем плане группа людей, присутствующая при нахождении останков. Это групповой портрет гарлемских иоаннитов, по заказу которых был написан триптих. Это — начальное звено в развитии голландского группового портрета.
Особым очарованием отличается небольшая картина «Иоанн Креститель в пустыне» (ок. 1485, Берлин, Далем), в которой фигуры и пейзаж, образ человека и природа составляют единое, неразрывное целое. В передаче пейзажа полностью преодолено деление на отдельные планы, разделенные кулисами. Вместо традиционного изображения аскета в пустыне художник создал образ простого человека, предающегося меланхолическому размышлению. Цельности впечатления способствует колорит — богатство оттенков, смягчающих переходы. Новое, оригинальное истолкование традиционных тем и образов — характерная черта художника. Ярким примером может служить одно из последних его произведений — «Рождество» (Лондон), отличающееся предельной простотой композиции и лирической нежностью образов. Ночная тьма озарена мерцающим светом. Это первая ночная сцена в западноевропейской живописи.
Босх. Особое место в искусстве Северных Нидерландов принадлежит младшему современнику Гертгена Иерониму ван Акену, известному под именем Иеро-нима Босха (ок. 1450—1516). Вся его жизнь протекала в родном городе Герто генбосхе, где он занимал видное общественное положение; его отец и дед были художниками. Творчество Босха нелегко связать с общим развитием нидерландской живописи, настолько далек мир его образов от круга представлений других художников этого времени, столь отличен и его формальный язык от традиций ван Эйков и их преемников. Мировоззрение художника проникнуто глубоким пессимизмом моралиста, бичующего зло и пороки погрязшего в грехах мира.
Богатое противоречиями время ломки старых общественных отношений породило наряду с прогрессивными идеями и научными открытиями новую вспышку старых предрассудков и суеверий, в частности веры в повсеместное проявление козней дьявола, что наполняло людей страхом и тревогой. В картинах Босха дьявол выступает в бесконечных вариациях, принимая самые причудливые обличья. Фантастические образы Босха не являются, однако, плодом больного воображения художника, воплощением давящих его кошмаров; в них почти всегда скрыто аллегорическое значение, понятное его современникам и еще далеко не полностью расшифрованное, хотя многое в этом отношении и сделано усилиями ряда исследователей. Зло, господствующее в мире, имеет своих конкретных носителей во всех сеоях общества; оно овладевает господствующими кругами и глубоко проникает в цлрковь. Демонизм и сатира Босха принимают в связи с этим часто социальный и антиклерикальный характер, хотя мировоззрение его и остается глубоко религиозным и тесно связано со средневековым мышлением. Босх был, несомненно, начитанным человеком, знакомым с большими богословскими трактатами, житиями святых, поучительными религиозными сочинениями, красочно описывающими блаженство рая и муки ада, был знаком со средневековой наукой и астрологией; в его произведениях нашли отражение и народные верования и представления. Его вдохновляли памятники средневекового искусства, в особенности фантастические и сатирические мотивы в декоре капителей и резьбе по дереву, а также миниатюры рукописей. Характерную черту его творчества составляет переплетение фантастического и реального. Фантастические существа, олицетворяющие пороки или изображающие бесов, искушающих святых отшельников, представляют собой сочетания, часто чудовищные и противоестественные, отдельных частей различных животных; переданные с педантичной точностью предметы (например, музыкальные инструменты в изображении ада) получают у него символическое значение. О внимательном наблюдении художником природы говорят пейзажи, занимающие в ряде произведений значительное место. Картинам Босха вместе с тем присущ некоторый архаизм; они плоскостям и декоративны, так как художник стремится свести все основные формы к выразительным силуэтам.
Произведения художника могут быть разделены на несколько основных групп. Традиционные библейские евангельские темы получают у него новую, оригинальную интерпретацию. Таковы «Поклонение волхвов» (Мадрид; Филадельфия) и особенно «Христос перед народом» (Франкфурт) и «Несение креста» (Гент). Противостоящая Христу или окружающая его толпа показана художником в виде группы людей, охваченных низменными страстями.
Темы рая и ада дают обильный материал для сложной символики, воплощений в изощренных фантастических образах (триптих «Сад наслаждений», «Рай» и «Ад», Мадрид).
Значительное место в творчестве художника занимают изображения искушений святых, в которых моральная стойкость верующего человека противопоставлена окружающим его соблазнам и страхам, принимающим форму демонического кошмара. Самое яркое из этих произведений — триптих «Искушение св. Антония» (Лиссабон), где озаренное красным заревом горящего города небо придает сцене дьявольского наваждения зловещий характер. Иногда эти сцены развертываются среди величаво спокойной природы («Искушение св. Антония», Мадрид). Особенно значителен пейзаж в картине «Иоанн на Патмосе» (Берлин, Далем), где запечатлен типичный ландшафт голландской равнины, предвосхищающей голландский пейзаж 17 века.
Особенный интерес представляют картины Босха на темы, связанные с современной жизнью. Изображение «Семи смертных грехов» на круглой доске стола (Эскуриал) представляет живо рассказанные бытовые сцены, напоминающие подобные изображения в миниатюрах. Чисто бытовыми сценами являются «Шарлатан» (Сен Жерменан Лэ) и «Головная операция» (Мадрид). В картине, известной под условным названием «Блудный сын» (Роттердам), изображающей бродягу у деревенского дома, нашло отражение характерное для этого времени явление общественной жизни. Антиклерикальные тенденции в творчестве Босха отчетливо выражены в аллегорической картине «Корабль глупцов» (Париж, Лувр), осмеивающей монахов и перекликающейся с известной одноименной сатирой Себастиана Бранта. Прогрессивные черты в творчестве художника особенно ярко проявились в другой аллегорической картине — «Воз сена», сюжет которой связан с народной пословицей и олицетворяет борьбу человечества за призрачные блага. Воз сена, влекомый дьяволами в преисподнюю, осаждает толпа людей, стремящихся урвать клок сена и гибнущих из-за него; его сопровождает папа и император, монахини тащут охапки сена жирному обжоре монаху.
Произведения Босха воспринимались современниками в чисто морализирует щем плане. Одним из ревностных собирателей его произведений был Филипп II. Являясь одинокой фигурой в искусстве 15 века, Босх имел ряд подражателей и одного гениального преемника, начавшего свою деятельность с творческой переработки его наследия, — П. Брейгеля.



<<< Искусство Возрождения. Нидерландское искусство 15 века. Живопись.

Искусство Возрождения. Нидерландское искусство 16 века. >>>

Иллюстрации к разделу >>>

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи