Искусство Возрождения. Искусство Италии. Маньеризм. Венецианская живопись второй половины 16 века.

Богатая и могущественная, сильная своими международными связями, Венеция дольше других областей Италии смогла сопротивляться экономическому кризису и реакции в области политической жизни и культуры. Во второй половине 16 века Венеция — единственная из крупных итальянских городов — сохраняет республиканский строй. Вынужденная вести на протяжении всего столетия длительные и тяжелые войны с Германской империей, Францией и Турцией, она становится последним оплотом независимости и свободы страны. С середины 16 века в Венецию стекаются представители наиболее прогрессивных сил Италии. Сохранившиеся здесь свободомыслие и относительная терпимость привлекают сюда гуманистов, ученых, сторонников Реформации, вынужденных искать убежища от преследований инквизиции. В этот период Венеция становится главным очагом ренессансной культуры в Италии.
Живописная школа Венеции по-прежнему находится в цветущем состоянии. Дольше, чем все прочие школы Италии, венецианская живопись сопротивляется проникновению маньеризма и сохраняет верность традициям Ренессанса и его гуманистическим принципам. Однако изменившиеся исторические условия постепенно сказываются и в искусстве Венеции. Обнаружившееся так явно несоответствие возвышенных идеалов икусства Высокого Возрождения с действительностью привело здесь к отказу от героики и к стремлению показать реальных живых людей и все, что их окружает. Не случайно изображение массовых сцен, пейзаж, жанр, портрет занимают большое место в поздней венецианской живописи.
Венецианская школа второй половины 16 века выдвигает много прекрасных художников, среди которых первое место принадлежит Веронезе и Тинторетто.
Паоло Веронезе (Паоло Кальяри, 1528—1588) — художник праздничной, нарядной и богатой Венеции. Это мастер больших алтарных картин и пышных монументальных росписей, в которых главным действующим лицом является блещущая разнообразием красок, шумная и подвижная толпа его сограждан. Религиозные картины этого мастера носили настолько светский характер, что это даже навлекло на него неудовольствие инквизиции. Вместе с тем в творчестве Веронезе большое место занимают мифологические сюжеты, аллегории, портреты, пейзаж. Веронезе — один из самых блестящих колористов венецианской школы. Его картины, в которых преобладает обычно холодноватая серебристая гамма тонов, отличаются рафинированной изысканностью красочных сочетаний.
Детство и годы учения художника протекали на его родине в Вероне — городе у подножия Альп, входившем в подвластную Венеции территорию. Учителем Веронезе был местный живописец Антонио Бадиле, которому молодой художник помогал в росписи веронских церквей. С конца 40-х годов Веронезе начал работать самостоятельно, главным образом в области монументально-декоративной живописи. Уже в первых работах проявились его блестящий талант декоратора и одаренность колориста. Об этом свидетельствуют исполненные в начале 50-х годов в вилле Соранцо, близ Кастельфранко, сохранившиеся лишь фрагментарно росписи на мифологические и аллегорические сюжеты. Здесь уже сказывается присущая Веронезе любовь к сложным движениям и необычным ракурсам, поражает богатство цветового решения. Роспись эта свидетельствует и о знакомстве художника с произведениями Рафаэля, Микеланджело, Пармиджанино, Корреджо, однако она лишена подражательности. В ней уже звучат праздничная приподнятость и жизнерадостность, которые составляют характерную особенность большинства произведений Веронезе.
В 1553 году Веронезе получил приглашение приехать в Венецию для участия в работах по украшению Дворца дожей — здания венецианского правительства. По специально разработанной программе там должны были быть исполнены декоративные росписи, в которых под видом сюжетов из мифологии или в аллегорической форме прославлялись Венеция, ее могущество и благосостояние. Хотя Веронезе был привлечен к работе в качестве помощника, фактически он стал главным художником. Исполненные им в технике масляной живописи на холсте плафоны и декоративные панно имели успех и принесли художнику известность.
Спустя два года, в 1555 году, Веронезе, после кратковременного пребывания в Вероне, вновь получает несколько заказов в Венеции и перебирается сюда уже окончательно. Самой значительной из выполненных в это время работ является роспись в церкви св. Себастиана на сюжеты из библейской истории Эсфири (1555—1556). Динамичность композиций, смелые декоративные решения свидетельствуют о зрелости мастера. Особенно выделяется смелостью композиции плафон «Триумф Мардохея».
Шумный успех этой росписи, а также победа, одержанная Веронезе в 1557 году в конкурсе на проект декорировки библиотеки св. Марка, окончательно упрочили славу молодого художника. С этого времени он получает множество заказов. Еще в 50-х годах он пишет, помимо декоративных росписей, целый ряд станковых картин — религиозных композиций и портретов.
Пребывание в Венеции плодотворно сказалось на творчестве Веронезе. Здесь он познакомился с блестящей живописью венецианской школы и, в первую очередь, с произведениями Тициана, которые произвели на него сильнейшее впечатление. Под влиянием живописи позднего Тициана Веронезе усваивает широкую, свободную манеру письмй, которая становится характерной для его произведений.
Полного расцвета творчество Веронезе достигает в 60-х годах. В этот период произведения его приобретают тот выраженный светский характер, который так показателен для всего его творчества. Образы реальной жизни, современные костюмы, богатая венецианская архитектура превращают теперь его картины и росписи в изображение современной Венеции. При этом отличительной чертой произведений Веронезе является бьющая через край жизнерадостность, искрящееся веселье.
Особенно полюбились Веронезе сюжеты с изображением пиров и празднеств. В основу подобных изображений легли впечатления от тех увеселений и праздничных церемоний, которыми славилась Венеция того времени. К числу ранних работ этого типа принадлежит огромная картина «Брак в Кане» (6,6×9,9.м, написанная для трапезной монастыря Сан Джорджо Маджоре (1562, Париж Лувр). Уже здесь проявляются типичные для зрелого творчества Веронезе черты — стремление к жанровости, перенесение внимания с главных действующих лиц легенды на второстепенные персонажи, чрезвычайное обилие фигур, богатство красок. Действие происходит в огромном мраморном дворце, напоминающем богатые венецианские палаццо. На фоне величественной архитектуры развертывается зрелище роскошного пиршества. За столами, заставленными яствами, множество нарядно одетых людей, в облике которых можно узнать черты знаменитых современников Веронезе — императора Карла V, турецкого султана, английской королевы, а также знатных венецианцев. Под видом играющих на пиру музыкантов Веронезе изобразил современных венецианских художников, в том числе Тициана, Тинторетто, Бассано и самого себя. Вокруг столов, среди пирующих гостей снуют многочисленные слуги; а позади, на балконах и лестницах, толпится венецианский люд. Лишь с трудом может разыскать зритель в этой пестрой и шумной толпе Христа и его учеников. Однако несмотря на обилие действующих лиц (в картине 138 фигур), картина легко обозрима благодаря стройности композиционного построения.
Позднее Веронезе не раз обращался к изображению подобных празднеств и пиршеств, используя для этого религиозные сюжеты, как, например, «Пир у Симона Фарисея» (1570, Милан, Брера), «Пир в доме Левия» (1573, Венеция, Академия) и т. п. Подчеркнуто светская трактовка этих сюжетов, обилие в них чисто жанровых мотивов привлекли к этим произведениям внимание инквизиции, обвинившей художника в неуважении к религиозной теме и даже потребовавшей переделки картины «Пир в доме Левия».
В первой половине 60-х годов Веронезе исполнил роспись в построенной Андреа Палладио для патрицианской семьи Барбаро вилле в местечке Мазер в предгорьях Альп. Здесь Веронезе дал волю своей неистощимой фантазии. Наряду с обычными в подобных декортивных росписях аллегориями и мифологическими сюжетами он ввел в нее и новые мотивы — великолепные портреты хозяев и гостей, остроумные и живые жанровые сценки, проникнутые тонким чувством природы пейзажи.
В начале 70-х годов, когда Венеция ведет тяжелую войну с Турцией, Веронезе откликается на последнюю значительную победу Венеции над турками в битве при Лепанто (1571). Картина Веронезе «Битва при Лепанто» (1571, Венеция, Академия художеств) разделена на две части: внизу изображены сама битва, морское сражение венецианских и турецких галер; вверху коленопреклоненная Венеция с кинжалом в руках воздает благодарность небесным силам.
К числу прекраснейших работ Веронезе принадлежит написанный в эти же годы цикл картин для семьи Куччина (Дрезден, Картинная галерея): «Несение креста», «Семья Куччина перед мадонной», «Поклонение волхвов» и «Брак в Кане». Особенно хороша «Семья Куччина перед мадонной», в которой праздничное великолепие сочетается с тонкой проникновенностью и глубокой человечностью образов.
Поздние работы Веронезе характеризуются некоторой перегруженностью композиций и преувеличенностью движений, что позволяет рассматривать его как одного из предшественников искусства барокко. Одним из самых прославленных произведений последнего периода его творчества является плафон большого зала Палаццо дожей «Триумф Венеции» (1580—1585), в котором объединены аллегория, мифология и реальные, выхваченные из жизни образы. Иллюзорные приемы решения и помпезная бравурность композиции предваряют уже приемы монументально-декоративной живописи 17 века.
В некоторых поздних картинах художника начинают звучать не свойственные ему ранее тревога и беспокойство. Все чаще он обращается теперь к трагическим эпизодам священной истории, воплощая в них страдание и скорбь. Таковы его «Распятие» (Париж, Лувр) или «Оплакивание Христа» (Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж). Эти настроения позднего Веронезе свидетельствуют о том, что в последние десятилетия 16 века и в культуре Венеции начинает сказываться кризис ренессансного гуманизма.
Тинторетто. В большей мере, чем творчество Веронезе, печатью этого кризиса отмечено творчество другого крупнейшего живописца Венеции второй половины 16 века — Тинторетто (Якопо Робусти, 1519—1594). В противоположность радостным и праздничным картинам и росписям Веронезе произведения Тинторетто пронизаны мятущимся и тревожным духом. Творчество Тинторетто противоречиво. Яркий реализм, интерес к изображению простых людей из народа, сочетаются в нем подчас с мистической экзальтацией и маньеристической изощренностью форм. Однако как бы ни был иногда Тинторетто близок к маньеристическим приемам композиционного построения и трактовки фигур, эти приемы никогда не являются для него самоцелью, но используются им для повышения экспрессии и напряженности. Экспрессия, драматизм, глубина раскрытия психологических явлений резко выделяют работы Тинторетто на фоне современной ему венецианской живописи. Как по мироощущению, так и по форме творчество Тинторетто знаменует конец ренессансной классики и открывает в искусстве новые пути.
Тинторетто был сыном красильщика шелка. По-видимому, он не прошел обычного обучения в мастерской живописца и был в значительной мере самоучкой. По крайней мере, источники называют только одно имя учителя Тинторетто — Тициана, в мастерской которого молодой художник пробыл, однако, всего лишь несколько дней, так как Тициан почему-то не захотел оставить его у себя. Учился ли он еще у кого-нибудь, мы не знаем, но, несомненно, он с большим рвением изучал творения великих мастеров Возрождения, в первую очередь Тициана и Микеланджело (Тинторетто даже начертал впоследствии на дверях своей мастерской девиз: «Рисунок Микеланджело, колорит Тициана»). Работы его свидетельствуют, что он был хорошо знаком с главными художественными направлениями тогдашней Италии, в том числе и с искусством маньеризма.
В 1539 году Тинторетто становится самостоятельным мастером. О ранних его работах мы знаем мало. Первым произведением, принесшим ему широкую известность, была картина «Чудо св. Марка» (1548, Венеция, Академия). Тинторетто изобразил здесь эпизод из легенды об александрийском рабе, который тайком от хозяина молился на могиле св. Марка. За это он должен был быть подвергнут пытке, от которой его спасло чудесное вмешательство спустившегося с неба святого. Уже в этой картине проявился присущий Тинторетто интерес к необычным ракурсам, бурным и динамичным композиционным решениям. Современная венецианская живопись не знала такой патетики. Возможно, что картина эта была создана под впечатлением римского искусства, так как, по-видимому, в середине 40-х годов Тинторетто посетил Рим. Во всяком случае, в этом произведении чувствуются отголоски пафоса Микеланджело, его пластической мощи и буйной динамики.
Успех этой картины принес Тинторетто много заказов. Он исполняет работы для Дворца дожей, делает картины и росписи для многих венецианских церквей, пишет портреты венецианских патрициев. Одновременно он начинает работать для цеховых организаций и филантропических братств (скуола ди Сан Рокко, скуола ди Сан Марко), которые впоследствии становятся его главными заказчиками.
В середине 50-х годов в творчестве Тинторетто наблюдаются заметные сдвиги. Бурная и несколько театральная патетика его ранних работ сменяется теперь большей эмоциональной глубиной. Многие работы художника этой поры овеяны тонким романтическим чувством. Такова, например, картина «Спасение Арсинои», (ок. 1555, Дрезден, Картинная галерея), сюжетом которой послужила переработанная в 13 веке старинная античная легенда. В этой картине взволнованности рассказа соответствуют таинственность и тревожность, как бы разлитые во всем окружении — в колеблющихся зыбких волнах холодного зеленовато-серого моря, в мрачном силуэте башни, в пронизанных грозовыми отсветами сумерках. Беспокойному, колеблющемуся ритму картины хорошо соответствуют удлиненные изгибающиеся тела обнаженных женщин, в пропорциях и очертаниях которых сказывается воздействие маньеристического идеала.
Об отступлении от классических принципов композиции свидетельствует прославленная картина «Введение во храм» (1555, Венеция, Мадонна дель Орто). Круто поднимающаяся асимметричная круглая лестница, низкая точка зрения, создающая впечатление, будто событие разыгрывается над головой зрителя, могучие тела, неожиданные ракурсы, выдвижение на первый план второстепенных персонажей — все нарушает классические нормы и вызывает ощущение динамики и необычной остроты.
1560-е годы знаменуют новые изменения в творчестве Тинторетто. Композиции его становятся проще. В большинстве случаев он избегает теперь нарочитой усложненности построения, неожиданных точек зрения, сложных ракурсов, однако произведения его не утрачивают от этого динамичности. Большую роль в композиции начинают играть контрасты масс света и тени. Изменяется и живописная манера художника. На смену большим цветовым пятнам приходит огромное разнообразие мазков, создающих неуловимые переходы то приглушенных, то вдруг ярко вспыхивающих цветов. Картины этого периода отличаются особенным драматизмом и психологической глубиной. Таковы прославленные работы, исполненные для братства св. Марка (1562—1566), — цикл картин на сюжеты из истории святого. В «Похищении тела св. Марка» (Венеция, Академия), «Спасении сарацина» (Венеция, Академия), «Нахождении тела св. Марка» (Милан, Брера) перед зрителем развертывается цепь все более насыщенных драматизмом событий. Вершины драматической экспрессии художник достигает в замечательной «Тайной вечере» (1566, Венеция, С. Тровазо). Решительно порвав с традиционными схемами изображения этого сюжета в итальянском искусстве, Тинторетто переносит действие в скромную обстановку полуподвального помещения, где за небольшим квадратным столом сидят на простых соломенных стульях бедно одетые люди. Помещенный под углом к картинной плоскости стол, в беспорядке расположившиеся вокруг него апостолы и Христос, непринужденность жестов и движений создают впечатление как бы случайно увиденной зрителем сцены. С поразительной силой передает Тинторетто смятение вскочившего с места и опрокинувшего стул Иуды, порыв устремившихся к Христу учеников. Драматизм этой сцены особенно усиливается благодаря будничности окружения и вплетенным в композицию обыденным жанровым мотивам, как, например, играющая с миской кошка или присевшая на ступенях лестницы женщина с прялкой в руках.
Поздний период творчества Тинторетто отмечен снижением напряженности действия. Теперь в его картинах появляется ощущение безграничности пространства, словно поглощающего человека. Значение отдельных фигур уменьшается, но эмоциональная насыщенность не ослабевает. Напротив, никогда раньше Тинторетто не достигал такой проникновенности и глубины чувств.
Новшества художественной манеры Тинторетто вызвали споры в оценке его произведений. Многие заказчики отказываются теперь от его работ, но, с другой стороны, он приобретает горячих почитателей среди художественной молодежи. В эти годы Тинторетто почти порывает с именитыми заказчиками, для которых он работал в годы молодости, и пишет картины, иногда безвозмездно, для филантропических братств, в первую очередь для скуола ди Сан Рокко. Многочисленные работы художника, исполненные для братства св. Роха (1565—1587), позволяют проследить эволюцию его творчества на протяжении двадцати лет.
Из всех этих работ мы назовем лишь поздние композиции из нижнего зала — «Бегство в Египет» и «Св. Мария Египетская» (1582—1584).
В этих картинах особенно большое значение приобретает изображение природы, человек становится лишь ее частью, неразрывно спаянной с ней единством среды и общностью эмоционального состояния. Удивительная одухотворенность поздних картин Тинторетто распространяется не только на человеческие фигуры, по пронизывает и его пейзажи. Все, что окружает человека, живет одною с ним жизнью.
К числу последних работ художника принадлежит прославленная «Тайная вечеря», исполненная в 1591—1594 годах (Венеция, Сан Джордже Маджоре). Возвращаясь снова к теме, к которой он много раз обращался раньше, Тинторетто дает здесь новую ее интерпретацию. Теперь он хочет не столько рассказать о происшедшем, показать само действие, сколько стремится выразить настроение, передать состояние людей. Косо поставленный длинный стол, мерцающий свет, резкие контрасты света и тени, множество фигур, снующие вокруг слуги и хозяин таверны, выдвинутые на передний план жанровые мотивы — все это необычно для искусства предшествующей поры и предваряет уже барокко. Особенно удивителен в этой картине свет — пятнами падая на фигуры, преломляясь в хрустальной посуде, местами выхватывая из сумрака отдельные предметы, он создает впечатление единой вибрирующей среды и наполняет картину ощущением тревожного беспокойства и напряженности.
Творчество Тинторетто оставило заметный след в европейском искусстве. Ему многим обязаны не только непосредственно соприкасавшиеся с ним художники, как, например, Эль Греко, но и художники следующей эпохи, великие мастера искусства 17 века.



<<< Искусство Возрождения. Искусство Италии. Маньеризм.

Искусство Возрождения. Искусство Испании. >>>

Иллюстрации к разделу >>>

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи