Мышление художника и балетмейстера

Гости собираются на праздник, двигаясь по авансцене перед занавесом, на который проецируется падающий снег. Если бы этот занавес представлял собой просто белый тюль, являющийся фоном для проекции, изображение падающего снега имело бы бытоподобный характер, и сцена, в принципе, мало отличалась бы от решения Вайнонена. С другой стороны, если бы этот занавес представлял собой только театральную драпировку, то исчез бы бытовой характер появления гостей, оказалось бы подчеркнутым экспозиционное значение их образов, но при этом утратилась бы столь необходимая атмосфера зимнего вечера, исчезла бы поэтичность падающих снежинок, которые превращаются потом в танцевальное олицетворение счастливой мечты героев. И Вирсаладзе соединяет тюль с драпировкой, создавая сложный, двуплановый занавес: на первом плане - белый тюль с проекцией падающего снега, а за ним высвечивается изображение розово-серых драпировок. Тем самым снимается бытовой характер появления гостей, но и преодолевается опасность отвлеченно-безликой театральности; подчеркивается обобщающе-экспозиционное значение сцены, но и сохраняется изобразительная конкретность. Так художник помогает балетмейстеру найти принципиальный «ключ» образного решения. Казалось бы, фон пролога - второстепенный момент оформления. А вместе с тем в нем - художественное «зерно» целого.

В декорациях «Щелкунчика» противопоставлены быт (дом, где живет Маша) и мечта (сказочные превращения). Фантастика и реальность сопоставляются, взаимопроникают и переходят друг в друга. Это раскрывается в самом характере изображения. И потому при всем лаконизме предметная сфера здесь развернута.



<<< Бытовые и фантастические сцены

Танцевальное олицетворение счастливой мечты >>>

<<<Оглавление>>>

© Sega 2005-2016
Рекламные статьи